Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Это было грубым нарушением международного права. В порту Чемульпо в тот момент находились английский, французский и итальянский крейсеры и американская мореходная лодка. Всем командирам судов японский адмирал также вручил ноту: «В связи с началом боевых действий между Россией и Японией, убедительно прошу вас ради вашей же безопасности удалиться из порта Чемульпо до шести часов пополудни. В противном случае я не в силах гарантировать вам жизнь».
Руднев обратился к командирам иностранных кораблей за поддержкой, чтобы они опротестовали ультиматум японского адмирала. Прекрасно понимая, что японцы никогда не решаться атаковать его, если рядом будут корабли европейцев, он попросил их сопроводить русские корабли до нейтральных вод. Это давало нашим морякам хоть какой то шанс на спасение. Однако командиры иностранных крейсеров не захотели объявить протест японцам и отказались сопровождать «Варяга» и «Корейца». Французский капитан — «союзник» России, как и остальные, ответил отказом!
А ведь стоило лишь французскому крейсеру поплыть рядом с нашими кораблями, как вся ситуация резко поменялась бы. Японцы огонь бы ни за что не открыли. Надо прекрасно понимать, одно попадание — и ты в состоянии войны с Францией! Одним словом спасение русских союзников не представляло для французов большой проблемы.
Вместо осуждения грубого нарушения японцами международного права благородные европейцы заявили, что если «Варяг» и «Кореец» не покинут рейд до 14.00, остальные суда будут вынуждены сделать это из соображений безопасности. Приняв решение уплыть из гавани, политкорректные европейцы прекрасно понимали, какая участь ожидает наших моряков. Потом западные исследователи напишут, что «более активному действию со стороны представителей международной боевой силы на нейтральном рейде в Чемульпо, помешала, без сомнения, политическая обстановка».
Русским оставалось или сдаться на милость японцев или вступить в неравный бой. Наши герои выбрали бессмертие! Под звуки оркестра наши корабли снялись с якоря и направились навстречу своей гибели. Прямо на выходе из бухты они были встречены огнем противника. Бой продолжался около часа. Против наших героев была эскадра, состоящая из 6 крейсеров и 8 миноносцев. «Варяг» получил пять подводных пробоин, больше половины его артиллерии было разбито. Каждый пятый моряк был убит. На «Корейце» потерь не было. У японцев один миноносец был потоплен и три крейсера повреждены. Не так уж плохо воевали наши моряки! Однако, несмотря на их геройство, шансов на прорыв больше не оставалось. Крейсер «Варяг» был затоплен командой, «Кореец» взорван прямо в порту. Даже после этого русско французский договор не был расторгнут…
А тем временем в самой России невероятную активность развили последователи предыдущих разрушителей страны. Революция 1905 года началась именно в тот момент, когда русские войска начали склонять чашу борьбы в нашу сторону, а в Японии наметились серьезные признаки утомления. Сейчас много пишется о том, что оружие для боевиков в России, деньги на подрывную литературу, организацию стачек и забастовок выделяла японская разведка во главе с полковником Акаси. Это правда. Правда и то, что именно Англия являлась главным союзником Японии в этой войне. Именно многоопытная британская разведка обучала и помогала молодым спецслужбам страны восходящего солнца. В деле разложения и разжигания внутренней смуты англичанам не было равных. Именно на британские фунты стреляли японские броненосцы и ружья самураев. Происхождение револьверов большевистских боевиков и бомб эсерских террористов точно такое же. Однако малоизвестны факты, говорящие о предоставлении Японии французских кредитов. «Союзный» банкир Жак Гинзбург сумел провести заем, несмотря на всю «нейтральность» французской политики. Зато в то же самое время делегация парижских финансистов, прибывшая обсудить с царским правительством условия новых кредитов России, совершила невероятный поступок. «Союзники» просто не явились в означенное время для подписания договора. Дав предварительное согласие, делегация получила окрик из Парижа и просто напросто уехала, никак не объяснив свое поведение.