Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Поэтому не стоит удивляться, что отправленная из Петербурга эскадра адмирала Рождественского столкнулась в пути с неожиданными трудностями. Англичане сделали все, чтобы помешать русской эскадре, французы не сделали ничего, чтобы помочь ей . В Испании власти, под давлением Англии, больше суток запрещали отряду Рожественского грузить уголь. Сутки, двое тратятся на улаживание ситуации и переговоры. Во французском порту Дакар, вопреки условиям нейтралитета, то же самое — решительный запрет грузить топливо. Снова переговоры, теперь уже с «союзниками». Уговоры местного губернатора дать разрешение и телеграфировать в Париж о том, что он уже позволил русским грузить уголь. Через сутки(!) из «союзной» столицы приходит ответ с категорическим запрещением погрузки! Никаким «страхом» перед Англией такое поведение не объяснить. Это сознательный «нейтралитет», направленный на обеспечение японцам возможности разбить наш флот по частям. Без этого войну не выиграть, а если Россия не проиграет, то весь дальнейший план втягивания ее в Антанту не сработает. Поэтому задержать, задержать Рождественского любой ценой главная задача английских и французских дипломатов. Враги и псевдосоюзники едины в своей помощи нашему противнику.
В очередном французском владении — Мадагаскаре, снова повторяется вся история. Ранее запланированная стоянка, ремонт и соединение эскадры в оборудованном порту Диего Суарец, была «вдруг» запрещена «союзным» правительством. Взамен предложили глухой островок Носси Бе на северо западе острова — там нет ни мастерских, ни соответствующих доков. Дает себя знать и американский нажим на германцев. «Немцы изменили в самый решительный момент. Не хотят дальше идти с углем… а нам всякая задержка здесь гибельна, дает японцам возможность делать широкие приготовления» писал командующий эскадрой адмирал Рождественский. Без угля эскадра надолго застряла на Мадагаскаре. Переговоры затянулись почти на два месяца! Наконец, немцы, не французы все же заправили эскадру углем, и 20 февраля эскадра двинулась до следующего «союзного» владения — вьетнамского порта Камрань. Там история повторилась. Русским кораблям, ради соблюдения «строжайшего нейтралитета», ни под каким видом не позволяли оставаться больше 24 часов на «дружественном» рейде и «покорно просили» уйти, «во избежание каких либо международных конфликтов».
Свое дело «союзники» сделали блестяще: Порт артурская эскадра была разбита 31 марта и 14 августа 1904 года в Китайском море. В Цусимском проливе 14-15 мая 1905 года погибла большая часть отряда адмирала Рождественского, семь месяцев(!) следовавшая к месту своей гибели из Балтики…
Ответить на подлость русские моряки могли лишь одним — своей доблестью. Именно русско японская война дала нам множественные примеры необычайного героизма. Яркий тому пример — героическая гибель крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». Даже в этом известном эпизоде той далекой войны не обошлось без «помощи» наших «союзников».
Свой бессмертный подвиг русские моряки совершили в самый первый день войны. Оба корабля находились в корейском порту Чемульпо, где «Варяг» уже месяц находился в распоряжении русского посланника. 5-го января туда же пришла и лодка «Кореец». В преддверии возможного столкновения, Корея объявила себя нейтральной, что на языке мирового права того времени означало, что суда находящиеся в порту такой страны не могут быть атакованы противником. 26 го января 1904 года в Чемульпо прибыла японская эскадра. На рейд порта вошли два японских крейсера и три транспорта с войсками. Четыре миноносца по два встали у «Варяга» и «Корейца», направив на них торпедные аппараты, но, не предпринимая никаких враждебных действий. Всю ночь японские войска высаживались на берег, а команды наших судов провели в страшном напряжении, не имея возможности открыть огонь первыми и ожидая неприятельской атаки. В 9 часов 30 минут капитану «Варяга» Рудневу было вручено письмо от японского адмирала Уриу: «В связи с началом боевых действий между Россией и Японией, до полудня покиньте порт Чемульпо со всеми вверенными вашему командованию силами. В противном случае я буду обязан открыть огонь против вас в порту».