Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

И все. Никакой конкретики. В этом и есть принципиальное различие между двумя русскими императорами: отец шел на войну с Англией из Афганистана, зная, что англичане сами воевать не будут. Его сын шел на конфликт с Японией, думая, что Франция предотвратит его. В отличие от Александра III, Николай II верил торжественным обещаниям «союзников», «никакие противные ветры не смогут погасить пламя традиционной франко русской дружбы». А ведь ему следовало просто перечитать франко русскую военную конвенцию (из за которой отравили его отца) и убедиться, что в случае войны ни с Англией, ни с Японией французы ничего не должны делать!
Начиналась плестись та дипломатическая паутина, в которой, как несмышленая муха, запуталась дипломатия Николая II. С середины 1903 года Британия начала переговоры о заключении англо французского договора, устранявшего все взаимные колониальные «разногласия». Не прошло и восьми месяцев после этого «начала» англо французской дружбы, как японские корабли атаковали нашу эскадру в Порт Артуре. Началась русско японская война. Нетрудно догадаться, что «союзники» нам не оказали никакой помощи. Французское правительство на следующий день после японской агрессии, заявило, что оно будет соблюдать нейтралитет. И видя все это, молодой русский император, договор с Францией не разрывал. Ведь его заключал его отец, а он знал, что делал…
8 апреля 1904 года Франция заключает с Англией договор, который в историографии считается основанием военного и политического союза Антанта. Начинались показательные выступления европейских дипломатов, призванные показать России все выгоды дружбы с Британской империей. Все это происходит после того, как в январе этого года начались боевые действия между Россией и Японией! Вдумайтесь, наш «союзник» заключил договор со страной связанной союзом нашим врагом! Сам факт такого договора должен был привести к разрыву нашей фальшивой дружбы с французами.
А, чтобы немцы не воспользовались моментом для привлечения России на свою сторону, по дипломатическим каналам было сделано серьезное предупреждение. «Как только настоящая война разразилась, я уведомил Германию и Францию самым вежливым и скромным образом, что в случае какой либо комбинации против Японии, …я решительно приму сторону Японии и сделаю всё возможное для того, чтобы ей помочь» — писал позднее президент США Теодор Рузвельт.
Тем временем, англичане вносят свой немалый вклад и в неожиданность японского нападения, усыпляя бдительность русского правительства миролюбивыми заверениями. Прямо накануне нападения, в Санкт Петербурге идут русско японские переговоры. Россия делает значительные уступки и 21 го января 1904 года на весь мир звучит заявление британского министра иностранных дел: «Если Япония и теперь не будет удовлетворена, то ни одна держава не сочтет себя вправе ее поддерживать». Казалось бы, англичане лишают самураев своей поддержки, на самом деле дата нападения на Россию уже определена и переговоры ведутся лишь для отвода глаз. Британское правительство активно участвует в дезинформации русского руководства, и подыгрывают японцам изо всех сил. До удара остались считанные дни, и дымовая завеса слов и обещаний лучше всего прикроет японские корабли перед атакой.
Исследование хода неудачной для России войны не входит в рамки этой книги. Однако без общей оценки нам не обойтись. Для того, чтобы успешно разгромить Россию, Японии было необходимо решить две задачи: завоевать господство на море и уже пользуясь этим, высадив десанты, разгромить сухопутную армию. Без поддержки англичан не обошлось и здесь. Флот наш, практически в два раза превышающий японский, был перед войной разделен между Балтийским морем и Дальним Востоком. Когда началась война, главной задачей русского флота стало объединение своих сил. Основной задачей Японии становился разгром нашего флота по частям. От того, как быстро русские корабли из Балтийского моря доплывут до Тихого океана, зависел исход всей войны.