Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Император еще справит свадьбу своей дочери с Великим князем Александром Михайловичем и тот напишет в мемуарах: «Кто мог думать в этот бледно синий июльский вечер в 1894 году, что только три месяца отделяют нас от самой страшной катастрофы в истории Российской Империи. Кто мог предвидеть, что Император Александр III умрет в возрасте 49 лет от роду, оставив незавершенным монарший труд свой и вручив судьбу шестой части мира в дрожащие руки растерявшегося юноши». Глава России сам ведет дочь Ксению под венец, у него усталый вид. Но он не выглядит смертельно больным!
Император умер 20 октября 1894 года в своем дворце в Ливадии.
Пока он был жив, было невозможно участие России в мировой войне за чужие интересы. Пока он был жив, была невозможна русская революция.
Поэтому пока он был жив, Англия не могла уничтожить Российскую империю.
Он должен был умереть, как умер Павел I, как угас на далеком острове Наполеон Бонапарт.
Отличавшийся богатырским здоровьем император умер внезапно и неожиданно. И так подозрительна, так вовремя была его смерть, что поползли зловещие слухи …
Император Александр III был отравлен. История этого преступления еще ждет своего исследования.
А на трон России вступал неподготовленный к этой роли Николай II…

Глава 14. Как наши главные враги стали нашими «союзниками»

Преждевременная кончина Императора Александра III приблизила вспышку революции, по крайней мере, на четверть века.
Великий князь А. М. Романов

За полстолетия, с середины XIX века по начало XX колониальная империя англичан невероятно расширилась. После присоединения Кипра, британские войска оккупировали Верхнюю Бирму и 1 января 1881 года присоединили ее к себе. В те же годы англичане захватили Малайский полуостров, а также большую часть островов на Тихом океане. После чего длинные щупальца англосаксов проникли в Китай и Корею. На африканском материке высаженный десант и корабельная артиллерия подавила сопротивление, и к сентябрю 1882 года древний Египет стал британской колонией. Открытие на юге черного континента месторождений алмазов и золота привели к активизации их политики вокруг населенных потомками голландских поселенцев буров Трансвааля и Оранжевой республики. Истребление индейцев и чернокожих аборигенов никогда не смущало англосаксонских колонизаторов. Теперь впервые на их пути стояли такие же белые люди, как они сами, европейцы. И британцы впервые продемонстрировали будущее подобие того, что сейчас называется политкорректностью. Беспощадная английская военная машина с одинаковым рвением уничтожала всех своих противников, вне зависимости от цвета их кожи.
Именно англо бурская война 1899-1902 годов дала миру зловещее понятие концентрационных лагерей. Британские войска тщетно пытавшиеся бороться с партизанским движением буров, начали попросту сгонять за колючую проволоку все население. В основном — бурских женщин, детей и стариков — ведь мужчины воевали. В «лагерях для беженцев», как они официально именовались, огражденные колючей проволокой, на 1 мая 1901 года на территории Оранжевой республики находились 32 тыс., в Трансваале — 25 тыс. мирных жителей. Большое число их — это многие тысячи, умерло в этих изобретениях англичан. Британия победила и задала «тональность» грядущего двадцатого века, с его невероятными жестокостями. Именно отсюда берут свой отчет Майданек и Треблинка, Освенцим и Соловецкий лагерь особого назначения. А многие до сих пор убеждены, что концлагеря придумал, если не Гитлер, так уж точно Ленин…
Главный конкурент Британской империи — империя Российская точно также продолжала развиваться не менее бурными темпами. Однако основным двигателем развития нашей страны была в то время отнюдь не экспансия на новые земли. Период правления Николая II стал периодом бурного роста промышленности и населения страны. К моменту окончания Смутного времени и его последствий, т. е. к середине семнадцатого века население России (14 млн. чел.) составляло примерно половину совокупного населения Франции и Англии. В русских семьях было очень много детей, и вот к 1800 году соотношение практически выровнялось (36 млн. у нас против 39 млн. в Англии и Франции). К началу же XX века Россия вырвалась далеко вперед (129 млн. против 79 млн. англичан и французов). Подобные темпы развития наблюдались не только в производстве детей, но и в промышленности и в науке, и в искусстве. Конкурент для Британской империи рос прямо на глазах. Еще 50-100 лет такого буйного развития и русских станет уже не остановить.