Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Вот и военная конвенция с Францией состояла из семи пунктов. Шестой ее пункт гласил: «Настоящая конвенция будет иметь силу в течение того же срока, что и Тройственный союз». Прекратит Германия вести не слишком дружественную России политику, автоматически придет конец и нашей «дружбе» с французами. Так мыслил император. А пока Германия и Англия активно демонстрируют признаки взаимной симпатии, пока существует опасность натравливания британцами немецкого рейха на Россию, пусть будет франко русский союз. Ведь все его обязательства действуют лишь, если Франция или мы сами повергнемся нападению. Его вероятность снизится, если агрессору понадобится атаковать две державы вместо одной. Не забудем, что во время царствования Александра III не случилось ни одной европейской войны. Именно он своей политикой не давал ее развязать и собирался делать это впредь. Он собирался долго жить, заключать новые договора, строить новые союзы. Он мог подписать любой документ, но втянуть себя в авантюру за чужие интересы никогда бы не дал.
Это и было главной ошибкой императора миротворца. Ведь теперь главным условием осуществления планов Англии и гибели Российской империи становилась его собственная смерть!
А он умирать не собирался — 48 лет от роду, могучий и здоровый. Александр III чувствовал себя так уверенно и хорошо, что даже не спешил готовить себе смену. Наследника не торопился обучать тяжкому ремеслу управления империей. «Он даже не разрешал Ники присутствовать на заседаниях Государственного Совета вплоть до 1893 года. Почему, не могу вам объяснить, — вспоминает дочь императора Ольга Александровна — Но промах был допущен. Я знаю, Папа не любил, чтобы государственные дела как — то мешали нашим семейным отношениям, но ведь, в конце концов, Ники был его наследником. И какой страшной ценой пришлось платить за этот пробел! Конечно, мой отец, который всегда отличался богатырским здоровьем, не мог даже представить себе, что конец его наступит так рано… И, все же ошибка была совершена».
Долгую жизнь отмерил себе император Александр III. Тут и начались чудеса….
Вспомним дату окончательного утверждения франко русской военной конвенции: 23 декабря 1893 года (по старому стилю) — 4 января 1894 года (по новому). Так вот сразу после подписания этого документа царь заболел! Первый диагноз был — инфлюэнца (грипп). 16 января 1894 года Константин Победоносцев писал, что его ученик почувствовал себя нехорошо с самого Рождества. Подписав франко русский договор 4 января, — сразу после этого, 7 го, в Рождество император уже слег. Улавливаете связь?
А дальше… дальше, разобраться очень сложно. Если посмотрите пять книг, посвященных этому периоду, то вы найдете пять вариантов дальнейшего течения болезни царя. Будет путаница во всем: в хронологии, во времени приезда лечивших Александра врачей. Каждый автор, словно доктор, поставит свой диагноз заболевшему императору. И это странно, ведь болезнь государственного лица такого уровня важное государственное дело. А, заболев в январе, гигант император так уже и не поправился. Нет, он не лежал в постели оставшиеся десять месяцев до своей кончины, но странным образом, он не смог пережить подписанный им договор. Потом будет диагноз — нефрит почек. А чтобы никто не сомневался, пойдет гулять по «исторически достоверным» романам и книгам история о легендарном пьянстве царя. Ни один мемуарист об этом не напишет, никаких источников достоверно утверждавших нам, что государь был алкоголиком, нет. Как нет свидетельств, что его дед, прадед и сын были трезвенниками. Значит, легенда о пьянстве императора Александра III нужна только для того, чтобы придать его посмертному диагнозу большую убедительность. А ведь и по сей день ее тиражируют и бросают тень на одного из величайших российских правителей. И прикрывают тех, кто его смертельно боялся.