Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Другое покушение на императора до сих пор в историографии считается несчастным случаем, хотя имеется большое количество фактов, говорящих об обратном. После неудавшегося покушения пройдет еще чуть более года, и 17 октября 1888 года у станции Борки под Харьковом царский поезд потерпит крушение. Вагон, в котором ехала императорская семья, сошел с рельс и оказался полностью разбит. От жуткого удара вагон соскочил с тележек, пол его оказался на земле, стены разрушились, вмиг убив лакеев, а крыша стала оседать, грозя убить всех оставшихся в вагоне. Александр III, словно сказочный богатырь, удержит ее на своих плечах, давая возможность близким выбраться из под обломков. Российская печать использует этот случай для увеличения популярности монарха. Когда император вернется в Петербург, восхищенные его поведением студенты пронесут «реакционера» часть пути до дворца на руках.
Чудом никто из венценосной семьи не пострадал. Официальная версия крушения — превышение скорости поезда по приказу императора, любившего быструю езду. Тот факт, что крушение поезда было террористическим актом, прояснится гораздо позднее — уже после смерти Александра III. Владимир Александрович Сухомлинов военный министр России в 1909-1915 годах напишет в своих мемуарах: «Крушение поезда приписывалось неисправности железнодорожного пути и министру путей сообщения пришлось покинуть пост; впоследствии же, значительно позднее, выяснилось, что это было делом рук революционных организаций».
Высокий пост, который занимал генерал Сухомлинов, давал ему возможность получать самую полную информацию. Далее он рассказывает интересную историю, как открылась правда о катастрофе у станции Борки. Один из руководителей политического сыска в России, по фамилии Сильвестров вышел в отставку. Проживая в Париже, он продолжал заниматься любимым делом — следить за революционерами, за что был ими застрелен прямо у себя дома. Французская полиция собрала все бумаги одинокого русского генерала и отправила их в Петербург. При их разборе нашли множество фотографий. На одной из них, полицейские случайно узнали человека, поступившего на царскую службу поваренком, и исчезнувшего на станции, предшествующей катастрофе. «Поставив адскую машину над осью вагона рядом со столовой, он покинул поезд, что и выяснилось после крушения, когда стали проверять, все ли на месте и нет ли кого нибудь под вагонами» — заканчивает свой рассказ генерал Сухомлинов. То же самое говорит и Великий князь Александр Михайлович Романов в своих «Воспоминаниях». Саму катастрофу он называет «покушением революционеров на императорский поезд». А ведь Великий князь знает, что говорит — он был женат на дочери Александра III Ксении и был близким другом его сына — будущего императора Николая II.
Любопытно, что революционеры, всегда заявлявшие о любой попытке убить царских особ, постоянно делая себе рекламу, молчали об этом случае. Ни один из них не пишет об этой катастрофе, как о действии своих товарищей или себя самого. Наоборот, каждый убежден, что поезд сошел с рельс самостоятельно. Да, и правда — ведь революционного подполья в стране уже не было. «Варварская реакция восьмидесятых годов сделала революционную работу в России практически невозможной» — пишет в своих мемуарах основатель партии эсеров, «бабушка» русской революции Брешко Брешковская. Ей вторит на страницах своего дневника будущий министр иностранных дел России В. Н. Ламздорф «Полицейские репрессии таковы, что на днях несколько студентов и слушальниц высших женских курсов были высланы из столицы только за то, что шли с венком в погребальной процессии либерального писателя Щелгунова».