Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Петербург с огромным неудовольствием взирал за деятельностью недалекого сербского короля. Когда же он сместил митрополита Михаила, большого друга России, терпеть его стало далее невозможно. Александр III пришлось организовать ряд «внутренних неурядиц», после чего Милан был вынужден в 1889 году отречься от престола в пользу своего сына. Но и дальше проку от такого «союзника» не было никакого! Сербия начала всерьез задумываться о «Великой Сербии», вызывая огромную озабоченность соседней Австро Венгрии, многие области которой были населены родственным сербам населением. Надо сказать, что проект этот был все таки реализован. Сербская «любовь» к России, привела нас к участию в Первой мировой войне, распаду, разрушению и гражданской бойне. На фоне всего этого появилось государство Югославия, воплощая заветные сербские мечты. Только русским от этого хорошо не было. Ни в одной войне сербская армия не пришла нам на помощь, а вот наша заплатила за дружбу с этими «союзниками» миллионами жертв.
Забежим немного вперед. Отгремели залпы сербско болгарской войны, и дальнейшее выяснение отношений друг с дружкой, наши «союзники» пока отложили. Наличие общего векового врага — Турции, все таки было объединяющим фактором, хотя и очень слабым. Но пока потомки янычар находились рядом, балканские народы чувствовали себя неуютно. Сначала было необходимо добить векового врага. Момент для окончательного вытеснения турок был удачным — Турцию сотрясала младотурецкая революция. Первой ситуацией решила воспользоваться Италия. В октябре 1911 года ее войска вторглись в североафриканские провинции Османской империи — Триполитанию и Киренаику (современную Ливию). После года боевых действий вся эта территория перешла под контроль Рима. Тогда на «святое дело» решились и остальные. В октябре, следующего, 1912 года Болгария, Сербия, Черногория и Греция начали Первую Балканскую войну. Боевые действия продлились всего девять месяцев: 30 мая 1913 года в Лондоне Турция подписала мирный договор, во втором пункте которого значилось: «Его Величество император оттоманов уступает Их Величествам союзным владетелям все территории своей империи на европейском континенте западнее линии Энос на Эгейском море до Мидии на Черном море, за исключением Албании».
Турция оказалась практически вытесненной из Европы. Вот тут то каждая из боровшихся с ней стран и повела собственную политику. У всех них она была разной, была лишь одна общая черта — с интересами России, все эти действия ни как не стыковались!
Честнее всех в этой ситуации поступила Болгария, красноречиво показав всему миру, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным! Из отмежеванных Сан Стефанским миром трех тысяч квадратных миль, Болгарии была оставлена Берлинским конгрессом всего тысяча квадратных миль под управлением князя, платящего дань султану. Народное собрание в городе Тырново избрало своим монархом принца Александра Баттенберга, приходящегося племянником супруге Александра III. Получил он и султанский фирман на княжество. Однако ни родство, ни отсутствие видимых проблем не помогли новоиспеченному князю спокойно быть союзником своей освободительницы России. Надо заметить, что русское влияние тогда было в Болгарии крайне велико. Во время войны с Турцией в освобожденных областях страны существовало русское управление. После заключения мира в Болгарии остались русская военная миссия, и первое время военными министрами были русские. Они, по сути, и создали национальную болгарскую армию. Князь Александр умудрился все это испортить, разрушил он и отношения со своим родственником — русским императором. Болгарский правитель решил жениться на дочери германского кронпринца, внучке королевы английской Виктории. Проникновение британского влияния в Болгарию, конечно, не соответствовало планам русской политики. И принимая такое решение, князь с русским императором даже не посоветовался! Огромных усилий стоило убедить упрямого князя не делать такого опрометчивого шага. Брак этот не состоялся, но напряжение в отношениях осталось. Сразу вслед за этим болгарский правитель снова ставит в трудное положение русского императора. Он решает самовольно присоединить к своему княжеству, населенную болгарами Восточную Румелию. По решению Берлинского конгресса она осталась турецкой провинцией, управляемой губернатором, назначаемым султаном по соглашению с великими державами. Одобрить такой произвол для России означало возможность новой войны с Турцией и Австрией, оказывая противодействие, пришлось бы воевать с единоверными и единокровными болгарами.