Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Ответов на этот вопрос обычно три. Мы получили территории, — ответят нам и будут правы. Это — чистая правда, вот только в нескольких военных конфликтах мы постоянно завоевывали одни и те же земли, отданные в прошлую войну нашими дипломатами обратно. А, что не успели отдать в веке девятнадцатом, то успешно потеряли в двадцатом, как, например крепость Карс, отданную туркам уже большевиками.
Мы пытались достигнуть контроля над проливами — будет нам второй ответ. Правда, как мы уже видели, в девятнадцатом столетии эта важная цель русской политики достигнута не была. Проигрывая России одну войну за другой, уступая шаг за шагом свои позиции, Турция удержала за собой ключевую — Дарданеллы. Проливы — это последний рубеж обороны турок, который вместе с ними всегда успешно защищали «союзные» дипломаты. Для них проливы — это последний шанс удержать русский флот и саму Россию от прыжка в Средиземное море. Именно потому наши европейские «союзники» больше всего боялись уступки Дарданелл и каждом приближении русских к ним, начинали недвусмысленно бряцать оружием. Когда же мы намеков не понимали, то они прямо воевали с нами, как во время севастопольской эпопеи. И останавливали нас. Плевать им было на то, что Россия освобождает христианские европейские народы от гнета мусульманской империи, плевать на давние заслуги и совместное братство по оружию. Все это не просто забывалось, все это никогда и не помнилось! В результате нашими руками просто крушили Османскую империю. Турции был нанесен смертельный удар, старый хищник, наш извечный соперник, дряхлел и рассыпался прямо на глазах. Вот только наследство почему то досталось, увы, не нам.
Все дело в том, что Турция после Берлинского конгресса быстрыми темпами деградировала, как государство. В 1879 году она объявила о своем полном финансовом банкротстве. После продолжительных переговоров с иностранными кредиторами было достигнуто соглашение, зафиксированное в так называемом Муххаремском декрете. Для управления долгами было создано Управление кредиторов. В его ведение переходили важнейшие источники доходов Османской империи: табачная и соляная монополии, гербовый сбор, налоги на рыболовство и другие поступления.
Во главе Управления стоял совет из представителей держав кредиторов: Англии, Франции, Германии, Австро Венгрии и Италии. Если называть вещи своими именами то вся эта круговерть означала одно — смерть Турции, как самостоятельного государства и введение в обанкротившейся империи внешнего управления. Естественно, что большее влияние получал, тот перед кем задолженность была посолиднее. Лидером в этом списке была Германия. Решив, что настал момент для подчинения Турции, немецкие и австрийские капиталы потекли в разваливающуюся Османскую империю. Вслед за звонкой монетой потянулись и служащие «по другому ведомству». В 1883 году в Стамбул прибыла германская военная миссия. Вскоре ее глава, полковник генерального штаба фон дер Гольц, был приглашен на пост военного советника и начальника офицерской школы в Стамбуле. Иностранные советники появились также во флоте, в жандармерии и в других звеньях государственного аппарата Турции. Отныне Германия могла беспрепятственно использовать Турцию в своих политических целях. Германский капитал активно финансировал строительство стратегически важной «Багдадской железной дороги», призванной соединить Германию и Австрию с ближневосточными нефтяными месторождениями. Такая магистраль могла иметь важное военное значение, способствуя быстрой переброске немецких и австрийских войск из Европы в Азию. Англичанам и французам было понятно — построят германцы такую дорогу, и потом их из нефтеносных районов вовек не выкуришь.