Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Примеров твердого, но рационального отношения к интересам вверенной ему державы была политика Александра III. Он радикально отличался от всех своих предшественников даже в отношении… к русскому языку. Не секрет, что его отец и дед, часто находили для себя более удобным беседовать по французски. Когда на стол Александра III лег дипломатический документ, переведенный его служащими на обыденный язык русской аристократии, самый русский из всех Романовых написал на бумаге: «Отчего же по французски, а не русском языке, как будто пишут для иностранцев, а мы с вами по русски не понимаем!». Его министр иностранных дел Гирс сначала даже не понял, что имел в виду глава Российской империи…
Пожалуй, ни один русский император до него не смог так ясно дать понять европейским политикам, что воевать Россия будет, только в одном случае — если на нее нападут. Занимая эту, по сути, простую позицию, он умел для своих эмоций и мыслей находить простые, и в тоже время, необыкновенно яркие слова. Многие из свойственных характеру Александра III, прямолинейных высказываний стали афоризмами, вроде: «Когда Русский Царь удит рыбу, Европа может подождать».
В другой раз за обедом австрийский посол, выражая обеспокоенность своего правительства успехами русской политики на Балканах, угрожающе заявил, что Австрия готова мобилизовать два три армейских корпуса. «Вот, что я сделаю с вашими тремя мобилизованными корпусами» — сказал царь, взял серебряную вилку, связал ее в узел и положил на тарелку посла. Как известно, война с Австро Венгрией начнется во время царствования его сына, не умевшего находить для европейских дипломатов столь наглядные формы выражения своих мыслей …
В мемуарных источниках, мы можем найти и другие примеры остроумных реплик и поступков императора. Например, очень не любивший балы, даже своей комплекцией больше напоминавший атлета, чем танцора, Александр III терпел их ради своей изящной супруги. Один из мемуаристов оставил нам интересный рассказ, часто приводится эпизод о том, как император прекратил один из них, когда царица увлеклась и продолжала танцевать позже обычного часа. Император приказал артистам оркестра по очереди уходить. Наконец, остался один барабан, под звуки которого были сделаны последние фигуры вальса.
Рассказывают, что, глядя на танцы, царь любил рассматривать своих гостей и спрашивал имена некоторых танцоров. Делал он это в своей неповторимой манере выражаться: «Кто этот скачущий пенсне?» или «Кто этот хлыщеватый юноша?»…
Россия, руководимая простым, но мудрым царем, оставалась вне мировых конфликтов, сохраняя со всеми мировыми игроками более или менее приличные отношения и не желая проливать кровь за чужие интересы. Нашими «союзниками» были все и никто одновременно. Это было единственно правильное решение, универсальное на все времена и для всех правителей нашей страны. Печальный опыт Александра I, Николая I уже обогатился не менее грустными выводами периода Александра II. Дело даже не в том, как вели себя по отношению к нам сверхдержавы, наши главные «союзники». Предательство, за предательством совершали и другие, облагодетельствованные нами, государства! Судите сами.
Весь восемнадцатый и девятнадцатый век прошел для России под знаком бесконечных войн с Турцией. Эти конфликты следовали один за другим, вспыхивая по разным причинам, принося разные плоды. За чередой побед русской армии на карте Европы появились независимые государства Греция, Болгария, Сербия, Румыния. Это, безусловно, весьма отрадное явление, но зададимся другим вопросом: «А, что собственно получила от всех войн с турками сама Россия?».