Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Император жестко пресекал любые попытки втянуть Россию в войну. Не воюя сам, он все 13 лет своего царствия не давал и никому другому в Европе воевать. Потому, что никакая большая европейская война без России немыслима. Без нашего участия она теряла для ее организаторов всяческий смысл. Разве могла бы Англия более двадцати лет сколачивать антифранцузские коалиции, если бы в них не участвовала Россия?
Только дважды за время царствия императора миротворца русские войска применили оружие против неприятеля. Оба раза были незначительными военными столкновениями. Миролюбивая политика Александра III не привела к окончанию мирового соперничества держав. Британцы, снова нервно следили за продвижением России в Среднюю Азию. Медленное, но неуклонное продвижение русских в этом направлении продолжилось. В 1880 году наши войска появляются в туркменских степях. Первым применением силы стало занятие генералом Скобелевым укрепление текинцев Геок Тепе и присоединение Ашхабада. Это снова приблизило границу России к Афганистану. Англичанам опять замерещился поход русских войск в Индию.
В 1884 году полковник мусульманин(!) русской армии Алиханов убедил предводителей туркмен перейти в российское подданство. Двести тысяч человек и город Мерв вошли в состав империи. В ответ в 1885 году эмир афганский Адурахман, пользовавшийся покровительством Лондона, расширяя свои владения, захватил оазис Пенде на берегу реки Кушки. Более того, подстрекаемые английскими советниками афганцы, напали на русский пограничный лагерь. «Выгнать и проучить, как следует» — был краткий приказ императора. Генерал Комаров смело атаковал неприятеля, разбил и прогнал его. Потери афганцев только убитыми составили около 500 человек; русский отряд потерял только девять. Британские инструкторы успели скрыться.
В ответ на эти действия русских в Англии поднялась волна негодования, раздавались призывы «наказать зарвавшихся русских» и требования, чтобы русское правительство разобралось с «бесчеловечным» генералом. На фоне этой истерии британский посол получил предписание выразить в Петербурге резкий протест и потребовать извинений.
- Мы этого не сделаем, — сказал император Александр III — Я не допущу ничьего посягательства на нашу территорию, — заявил он.
На слова своего министра иностранных дел Гирса, что это может вызвать войну с Англией, ответ императора был еще резче:
- Хотя бы и так!
В воздухе явственно запахло войной. Поступила информация: правительство Великобритании поручило своему командованию разработать план военной кампании, ключевым моментом которого должны была стать высадка десанта на Кавказском побережье и морская диверсия в районе Одессы. Но император твердо придерживался выбранной линии. На депеше русского посла в Лондоне он сделал лаконичную надпись: «Нечего с ними разговаривать».
«Новая угрожающая нота пришла из Англии — пишет в своих мемуарах Великий князь Александр Михайлович Романов — В ответ на нее царь отдал приказ о мобилизации Балтийского флота. Это распоряжение было актом высшей храбрости, ибо британский военный флот превышал наши морские вооруженные силы, по крайней мере, в пять раз». Однако император Александр III сохранял в это время невозмутимое спокойствие.
- Я сам единственный судья в вопросе о том, насколько действия русского генерала сообразны с данным ему приказанием — ответил царь английскому послу.
Когда вместо наказания и понижения генерал Комаров был награжден золотым оружием, то Англия сразу притихла. Реально воевать с Россией она не собиралась, желая демонстрацией решимости добиться от нового императора уступок. Это было его «боевое крещение» на арене мировой политики. После него Британская империя пошла на переговоры, закончившиеся заключением в 1887 году соглашения о разграничении сфер влияния в Персии и Афганистане. Русско афганская граница с той поры существует без малейших изменений…