Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

При этом Александра III ни в коем случае нельзя назвать милитаристом. Рост вооружений и армии использовался им именно, как гарантия от войн и конфликтов. Доказательством служит его политика и тот общеизвестный факт, что в его 13 летнее царствование военные потери России не составили и трех десятков человек…
Русское «экономическое чудо» конца девятнадцатого века, объясняется просто — в его царствование не случилось войн. Черная дыра бесконечных конфликтов и столкновений, колоссальных войн и небольших боев при новом императоре перестала пожирать силу русского народа. Впервые за много лет ресурсы страны, вся ее мощь оказались направленными на внутренне развитие. И результат не заставил себя ждать!
Прагматические интересы нации и здоровая логика — вот основы политики этого русского императора. Хорошо для России — хорошо для Александра III! Дело в том, что в отличие от своих предшественников он прекрасно понял для себя одну простую вещь: каждый раз, когда Россия принимала участие в борьбе каких либо европейских коалиций, ей приходилось впоследствии лишь горько об этом сожалеть. Александр I спас Европу от Наполеона I, следствием этого явилось сохранение и расширение Британской империи и бесконечная подрывная борьба с Россией английской дипломатией на внешнем фронте, а английской разведкой на фронте внутреннем. Его дед Николай I послал русскую армию в Венгрию для подавления революции 1848 года и восстановления Габсбургов на венгерском престоле, в благодарность за эту услугу император Франц Иосиф потребовал себе политических компенсаций за свое невмешательство во время Крымской войны. Император Александр II остался в 1870 году нейтральным, сдержав, таким образом, слово, данное императору Вильгельму I, а восемь лет спустя, на Берлинском конгрессе, Бисмарк совместно с англичанами лишил Россию плодов ее побед над турками. Все эти милые, цивилизованные и улыбчивые люди в разной степени делали Россию орудием для достижения своих эгоистических целей, а потому у Александра III не было дружеских чувств в отношении Европы. При каждом удобном случае он давал понять своим зарубежным «коллегам», что интересуется только тем, что касалось благосостояния 130 миллионов его подданных. На одном из приемов Александр III провозгласил тост за «единственного моего друга князя черногорского». Этот жест императора должен был продемонстрировать мощь и самодостаточность России, не нуждающейся в дружбе других великих держав. Лондонская газета «Таймс» писала на следующее утро «об удивительной речи, произнесенной русским Императором, идущей вразрез со всеми традициями в сношениях между дружественными державами»…
Результатом такой внешней политики стал поразительный результат: Россия осталась в Европе без «союзников»! Благодаря этому наша страна смогла спокойно развиваться, богатеть и укрепляться. Вывод парадоксальный, но таким он кажется только на первый взгляд. Отсутствие «союзников» подразумевало, и отсутствие необходимости воевать за чужие интересы, как это было до Александра III, и как это, увы, будет после него. Ошибочно будет думать, что вся внешнеполитическая деятельность в это царствование была свернута, а наша страна охотно соглашалась со всем, что ей предлагалось, и потому никто на нас не напал. Скорее наоборот — Россия выглядела сильной, уверенной в себе и, что редко встречалось в нашей истории, знающей собственные интересы. Ведь естественное стремление наших соседей снова заставить русских таскать для себя каштаны из огня меньше не стало. Только Россия этого больше не делала. Не надо думать, что наше страна находилась в международной изоляции, она имела договорные отношения со многими державами. Не было лишь «союзников», за интересы которых, русские солдаты должны были бы умирать.