Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Тем не менее, он быстро занял правильную позицию и направил страну по правильному курсу. Любивший на потеху сыну Николаю загибать в дугу кочергу, сгибать пальцами серебряный рубль или рвать руками целую колоду карт, в государственных делах проявлял Александр III такую же твердость. Решительно покончив с революционерами, точно также навел порядок новый император и в финансовых делах страны. Последняя турецкая война расстроила русский денежный рынок и финансы и отдалила возможность установить правильную денежную систему. Александру III удалось поправить положение. Рубль превратился в самую устойчивую и солидную денежную единицу в мире.
Во всех сферах жизни, руководствуясь здравым смыслом, точно так же везде император имел успех. Укреплению экономики способствовало и повышение таможенных пошлин на ввозимые товары, что автоматически приводило к развитию производства внутри страны. Либерализм сменился протекционизмом: если в 1869-1876 гг. таможенная пошлина составляла в среднем 13 %, то с 1877 года она стала 16 %, с 1881 около 19 %, с 1885 года 28 %, а под конец царствия Александра III уже 33 %!
На развитие русской промышленности работал и проект Транссибирской железной дороги, осуществленный именно в царствование Александра III. Теперь Сибирь и Дальний Восток были соединены с европейской частью страны. На дальнюю окраину империи можно было относительно быстро перебросить войска и грузы. Английские газеты с тревогой предрекали, что Сибирская дорога «сделает Россию самодовлеющим государством, для которого ни Дарданеллы, ни Суэц уже более не будут играть никакой роли, и даст ей экономическую самостоятельность, благодаря чему она достигнет могущества, подобного которого не снилось еще ни одному государству». Даже сейчас эта магистраль, построенная в конце XIX века, остается главным связующим звеном между Европейской Россией, Сибирью, и Дальним Востоком.
Средством оживления экономики прагматичный император сделал и то, что, по мнению многих, может привести лишь к ее стагнации. Военные расходы и перевооружение армии и флота при умном подходе для страны — великое благо. Черноморский флот России был уничтожен в Крымскую войну, Балтийский развивался слабыми темпами. Отсутствие сильного флота лишило Россию значительной части ее великодержавного веса и доставляло немало неудобств в ходе последней войны с Турцией. Понимая, что без сильного флота империи быть не может, Александр III поручил морскому ведомству разработать комплексную программу судостроения на 1882-1900 гг., согласно которой предполагалось спустить на воду 16 эскадренных броненосцев, 13 крейсеров, 19 мореходных канонерских лодок и более 100 миноносцев. Был построен новый военный порт в Либаве и укреплены многие гавани. Естественно, что согласно здравому смыслу — этот военный заказ использовался для развития именно отечественной промышленности. Корабли строили русские инженеры, на русских заводах, из русских материалов. Водоизмещение русского военного флота к концу царствования достигало 300 тыс. тонн, что вновь вывело русский флот на третье место после Англии и Франции. И вызвало серьезное беспокойство в Лондоне, всегда ревностно относившемся к развитию флота соперничающих с Англией держав.
А беспокоиться британцам было о чем! Уделяя большое внимание развитию морской мощи, не забывал император и о сухопутной армии. В период его царствования она увеличивалась и качественно и количественно. «Отечеству нашему, несомненно, нужна армия сильная и благоустроенная, стоящая на высоте современного развития военного дела, но не для агрессивных целей, а единственно для ограждения целостности и государственной чести России — писал император — Охраняя неоценимые блага мира, кои, я уповаю, с Божьею помощью, ещё надолго продлить для России, вооруженные силы её должны развиваться и совершенствоваться наравне с другими отраслями государственной жизни, не выходя из пределов тех средств, кои доставляются им увеличивающимся народонаселением и улучшающимися экономическими условиями».