Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

В мае 1878 года был даже издан приказ по войскам Туркестанского военного округа о сформировании трех отрядов для этого похода. Однако он не состоялся, русские войска произвели только несколько демонстративных движений к своим южным границам. Артиллерия наши порты также не покинула, как не поплыла в Балтийское море и «особая» английская эскадра. Александр II дрогнул — он не рискнул ввязаться в новую войну с британцами.
В этой ситуации Бисмарк, обещавший решительную поддержку, предложил созвать в Берлине конгресс, где и решить спорные вопросы. Надеясь на благожелательность Германии, и не видя другого выхода, русское правительство дало свое согласие. Ведь в случае нашего отказа грозила война, как минимум с Англией и «союзной» (!) Австро Венгрией.
Берлинский конгресс и стал одной из самых позорных страниц отечественной дипломатии. На нем ведущие державы по новому перекроили карту Балкан, лишив нас практически всех приобретений. Все жертвы и лишения вновь были напрасны! Главной задачей европейских дипломатов на этом конгрессе было сохранение в Европе турецких владений и максимальное ослабление потенциальных русских союзников. Поэтому приобретения Сербии и Черногории были сокращены, площадь Болгарского княжества урезалась почти втрое, причем две трети его фактически оставались под властью турок. Россия возвращала себе лишь Алашкертскую долину и город Баязет. И даже в финансовой части нам не дали воспользоваться плодами победы: сумма репараций по «просьбе» англичан была сокращена в четыре раза и составила всего 300 млн. рублей. Зато Австро Венгрия совершенно бесплатно оккупировала турецкие владения в Боснии и Герцеговине. Британские дипломаты тоже старались не даром: в качестве платы за защиту ее интересов Англия получала от Турции желанный остров Кипр. Причем заявление об этом британцы сделали под самый занавес конференции, когда вес документы были уже подписаны. Представители европейской дипломатии были крайне удивлены столь щедрым даром турецкого султана. Член русской делегации князь Лобанов Ростовский позднее писал: «Я сомневаюсь, чтобы султан уступил остров Кипр только для того, чтобы гарантировать свои владения в Азии: вероятно, ему внушили опасения за владения самим Константинополем, потому что Константинополь для Турции — это все». В этой связи хочется заметить, что «благодарный» султан долгое время тянул резину и фирман (закон) об уступке Кипра не подписывал. Англичан такая мелочь не смутила: они оккупировали остров без всякого фирмана. Потом султану уже ничего не оставалось, как задним числом заявить о «добровольной» передаче острова своим «благодетелям».
Но, если по поводу английской политики, русская дипломатия не заблуждалась, то благодарность немцев за помощь в объединении Германии, оказалась для нее холодным душем. Бисмарк произнес знаменитую речь, в которой заявил, что в восточном вопросе он не более как «честный маклер»: его задача — поскорее привести дело к концу. Таким образом, немецкий канцлер публично устранился от активной поддержки русского правительства. Такое поведение Германии привело к тому, что в отношении немцев русское общество и русское правительство будут испытывать неприязнь и относиться к своему соседу весьма настороженно. Это и будет использована англичанами в 1914 году для стравливания России и Германии в Первой мировой войне. «Берлинский конгресс есть самая черная страница в моей служебной карьере» — написал Горчаков в записке царю. «И в моей также!» — наложил резолюцию Александр II.
Российская империя модернизировалась прямо на глазах: перевооружение армии, проведение независимой внешней политики, резкое изменение общественных отношений внутри страны давало надежду русским патриотам на блестящее будущее страны. Противники же, наоборот, с опаской взирали на мощную державу, сумевшую путем красивой политической комбинации сбросить с себя оковы поражения в Крымской войне.