Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Поначалу боевые действия развивались успешно. Русские войска перешли Дунай и вступили в Болгарию, а передовые отряды быстро дошли до Балканских гор. Однако успехи русских были надолго задержаны неудачами под Плевной, где турецкая армия Османа паши долго оказывала русским войскам отчаянное сопротивление и причиняла нападающим большие потери. Лишь в конце ноября эта армия была вынуждена капитулировать, и русское наступление возобновилось. Тогда после долгих раздумий вступила в войну и Сербия.
Наши войска перешли Балканы, взяли Филиппополь и Адрианополь и приблизились к Стамбулу. Английское правительство немедленно предупредило Россию, что даже временная оккупация турецкой столицы заставит Англию принять меры предосторожности. Султан вынужден был просить мира. 24 декабря Турция обратилась к Англии с просьбой о посредничестве. Английское правительство уведомило об этом Петербург. Ответ из российской столицы гласил: «Если Турция хочет закончить войну, то с просьбой о перемирии она должна обращаться прямо главнокомандующему русской армией». Султан последовал мудрому совету: русские войска остановились у стен Стамбула, было подписано соглашение о перемирии России с Турцией. Затем в предместье Стамбула Сан Стефано был заключен мирный договор. Это событие всколыхнуло европейские столицы и окончательно лишило сна и аппетита всех «союзных» дипломатов. Согласно условиям договора, Россия получала обратно от Румынии южную часть Бессарабии, а от Турции — порт Батум, район Карса, город Баязет и Алашкертскую долину. Румыния забрала у Турции область Добруджу. Устанавливалась полная независимость Сербии и Черногории с предоставлением им ряда территорий. Получала независимость и становилась самым крупным государством на Балканах Болгария. Помимо того, Сан Стефанский договор обязывал Турцию уплатить нам контрибуцию в размере 1 млрд. 410 млн. рублей.
Сбывался прогноз канцлера Горчакова: вопрос о проливах, столь жизненно важный для нас, русские дипломаты даже не поднимали, стремясь избежать истерики европейских правительств. Но и это не помогло! Условия Сан Стефанского договора вызвали решительный протест Англии и Австро Венгрии. Статьи договора обеспечивали возможности русского контроля над проливами, что было неприемлемо для Великобритании, и русский контроль над балканскими славянами, что было неприемлемо для Австрии. Английская королева Виктория публично заявила, что «если бы была мужчиной, то отправилась бы бить русских», и ввела в Мраморное море эскадру под командованием адмирала Горнби. Премьер Дизраэли объявил заключенный договор «несовместимым с интересами Великобритании», и вслед за тем английские войска на Мальте, получили приказ готовиться к десанту на Балканы. «Союзная» Австро Венгрия провела частичную мобилизацию своей армии.
Дело явно шло к повторению европейской агрессии против России. Правительство России готовится к возможной войне: в южных портах России началась погрузка мощных артиллерийских орудий, предназначенных для блокирования турецких проливов от британского флота. В боевую готовность приводятся укрепления Кронштадта и Балтийский флот. Не дремлют и наши противники. В мае 1878 года в Англии началось усиленное формирование «особой эскадры» под командованием адмирала Купера Кея, предназначенной для атаки Кронштадта.
Англия и Россия балансируют на грани войны. Герой балканской войны генерал Скобелев пишет императору памятную записку, предлагая нанести удар в самое уязвимое место Британской империи — в Индию. «Всякий, кто бы ни касался вопроса о положении англичан в Индии, отзывается, что оно непрочно, держится лишь на абсолютной силе оружия, что европейских войск в стране достаточно только для того, чтобы держать ее в спокойствии, и что на войска из туземцев положиться нельзя. — пишет герой Плевны — Всякий, кто ни касался вопроса о возможности вторжения русских в Индию, заявляет, что достаточно одного прикосновения к горцам ея, чтобы произвести там всеобщее восстание… Скажут, что предприятие против англичан в Индии есть предприятие рискованное, могущее окончиться гибелью русского отряда. Полагаю, что от себя и не следует скрывать, что это дело рискованное. Надо помнить только, что при удаче предприятия мы можем разрушить Британскую империю в Индии, последствия чего в самой Англии заранее и исчислить трудно».