Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Наступал очередной этап скачкообразного расширения империи англичан. В конце ноября 1875 года британцы скупили весь пакет акций Суэцкого канала, принадлежавшие Исмаил паше, предпоследнему хедиву Египта. Египет в ту пору был по прежнему частью Османской империи, но глава английского правительства лорд Дизраэли даже не поставил султана в известность о сделке. Теперь Великобритания контролировала Суэцкий канал — важнейшую международную водную артерию. Можно было двигаться дальше в район Персидского залива и Красного моря, Сирию, Ливан, Месопотамию. Но для того, чтобы подчинить себе рынки в этих регионах, необходимо было иметь опорную базу. Такой базой, по мысли Дизраэли, должен был стать Кипр, принадлежавший Османской империи. Отсюда вытекала и линия поведения британской дипломатии. Англия финансирует неуступчивость султана. Турция будет упорно отвергать все требования России и других держав. В конце концов Россия объявит Оттоманской империи войну. Затем обе стороны измотают друг друга в борьбе. Когда же Россия будет близка к победе, то Англия пригрозит царю европейской коалицией, сделает несколько решительных шагов и спасет Турцию. Русские вынуждены будут уйти, а благодарный султан должен будет заплатить Англии за свое спасение…
В апреле 1877 года Россия объявляет Турцию войну. Ее популярность в стране необыкновенная. Русские воют ведь даже не за Босфор и Дарданеллы, они защищают братьев славян от жестокости турецких башибузуков. Далее следует знаменитая осада Плевны, не менее знаменитая защита Шипки. Противник России в этой кампании — не одна Турция. «Медленно продвигаясь в течение почти двух лет через полудикие балканские земли, русская армия в действительности вела жесточайшую кампанию против Британской империи — пишет в мемуарах Великий князь Александр Михайлович Романов — Турецкая армия была вооружена отличными английскими винтовками новейшей системы».
Перед началом боевых действий были улажены трения с другим «союзником», с Австро Венгрией. Та сохраняла нейтралитет за право оккупации турецких владений в Боснии и Герцеговине, и поддержала претензии России на Южную Бесарабию, потерянную нами в Крымскую войну. Чтобы окончательно успокоить венских дипломатов, было решено не допускать создания на Балканах большого славянского государства. Это уже заранее обесценивала результаты будущих побед, ведь новый сильный союзник, мог стать единственным приобретением России за все ее будущие потери.
Единственной страной, кто выступил на нашей стороне России, оказалась Румыния. Кроме того, боевые действия продолжали черногорцы. Больше за свою свободу никто сражаться не хотел. Хотя русское правительство выделило значительную денежную сумму на ведение войны, сербы, взяв деньги, все же оттягивали начало боевых действий, ссылаясь на истощенные финансы, недостаток оружия и прочие «объективные» причины. На самом деле, такая затяжка объяснялась беспрецедентным давлением британского кабинета, заявившим, что если Сербия вступит в войну, она «не должна рассчитывать на добрые услуги Англии при заключении мира».
План российского командования предусматривал завершение войны в течение нескольких месяцев, чтобы Европа не успела вмешаться в ход событий. Поскольку, наш флот на Черном море был еще очень слаб, было решено идти к Константинополю через центральные районы Болгарии и Шипкинский перевал. Россия вошла в Румынию, введя туда армию, численностью 275 тыс. человек. Как и его отец, Александр II тоже был вместе со своими солдатами. Он останется в действующей армии целых семь месяцев, самый тяжелый этап войны.