Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Но, чем сложнее была европейская ситуация, тем легче проходила юридическая фиксация смелого дипломатического хода России. По окончании Лондонской конференции, созванной Бисмарком, была подписана конвенция, согласно которой наша страна вновь могла содержать на Черном море флот и строить военные базы.
В Европе результат франко прусской войны в корне изменил всю ситуацию. Победители немцы присоединили к себе две французские провинции Эльзас и Лотарингию. Прусский король принял титул германского кайзера, тем самым громогласно объявив о появлении в Европе Германской империи. Ну, а в Петербурге Александр II мог с чистой совестью чокнуться с канцлером Горчаковым бокалом шампанского. Россия вновь появилась на мировой арене во всем блеске своей имперской мощи, сумев к своей выгоде использовать сложившуюся ситуацию. Вскоре между Россией, Германией и Австрией был заключен и союзный договор.
Внутри России в это же время продолжались реформы. В 1873 году, в частности, была проведена военная реформа и введена всеобщая воинская повинность. Ситуация с призывом тогда в корне отличалась от сегодняшней: количество новобранцев необходимых для армии было значительно меньше общего числа призывников, и поэтому тех кому предстояло служить, определял жребий. К сожалению, эффективность этих преобразований пришлось проверять в деле уже через два года. Двадцатилетний период мирного сосуществования (а если быть точным до конца, то малых локальных войн) России подошел к концу. В очередной раз нашим противником становилась Турция, слабеющая, но еще достаточно сильная, чтобы попытаться удержать свои европейские владения.
В 1874 году вспыхнуло восстание в Боснии и Герцеговине. Чтобы успокоить восставших, представители России, Германии и Австро Венгрии составили в Берлине программу реформ для Турции. Но турки, опираясь на поддержку Англии, отвергли эту программу. Британия видела в разжигании военного пожара на Балканах возможность отвлечения России от дел в Средней Азии, и в который раз финансировала несговорчивость и неуступчивость турок. Английским дипломатом удалось разжечь конфликт: на помощь повстанцам пришли Сербия и Черногория, вступившие в открытую войну с Турцией. Начались волнения и в Болгарии. Здесь турки стали поселять горцев бежавших от России с Кавказа. Привыкшие еще на родине жить грабежом и разбоем они стали тем же самым заниматься и в новом месте проживания, заставляя болгар их работать на себя, как рабов. В ответ крестьяне взялись за оружие, а горцы принялись почти поголовно вырезать болгарские села. Расследование, предпринятое французским посланником, показало, что в течение трех месяцев погибло 20 тыс. христиан. Вся Европа была охвачена негодованием, однако вместо того чтобы надавить на Стамбул и потребовать прекращения зверств, в Париже и Лондоне продолжали лишь «искренне возмущаться» действиями турецких войск. «Английская политика на Ближнем Востоке не должна изменяться в зависимости от того, будет ли убито 10 или 20 тысяч болгар» — писал в Лондон британский посол в Стамбуле Элиот.
Наши новоиспеченные «союзники», т. е. Германия и Австро Венгрия тоже вели себя своеобразно. Германия хотела отвлечь Россию войной с Турцией для того, чтобы получить свободу рук по отношению к Франции. Бисмарк прямо обещал свою поддержку (естественно только политическую) в случае конфликта. Австрия опасалась роста освободительных движений в близи своих границ и надеялась за счет России, не затратив никаких усилий, приобрести территории на Балканах. Снова в нашей войне с Турцией были заинтересованы все, кроме России. Именно это и пытался объяснить министр иностранных дел Горчаков Александру II. Дилемма была очень простая: если мы войну проиграем — это России на пользу не пойдет. Если мы ее выиграем, то, как это бывало ранее, европейцы все равно не позволят нам воспользоваться плодами победы. Воевать со всей Европой, прежде всего с Австро Венгрией и Англией, нам не с руки, следовательно, и с Турцией связываться не надо. Ему вторил министр финансов Рейтерн смотрящий на ситуацию со своей «финансовой колокольни». Государственный бюджет не мог без серьезных последствий для русской экономики оплатить новую войну, что без сомнения ставило крест на готовившейся финансовой реформе.