Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Враждебное отношение Англии требовало адекватного ответа и подсказывало образ действий русского правительства. В Черном море Россия была британцами заблокирована, мощный английский флот в случае конфликта мог достаточно легко закупорить нас и в Балтийском море. Таким образом, единственным местом, где Россия могла вплотную придвинуться к болевой точке туманного Альбиона, была Средняя Азия. За величественными минаретами среднеазиатских городов в синеватой дымке маячили горные вершины Афганистана, а за ними было рукой подать до снежных облаков Гималайских вершин и скрытых за ними долин Индостана. Конечно, угроза русского вторжения в главную жемчужину британской короны была фактором, стимулирующим враждебные действия Англии. Но одновременно это был и очень весомый и аргумент для того, чтобы английские войска больше никогда не высаживались на нашей земле …
С 1860 года начинается, а точнее продолжается война на пути расширения Российской империи в Средней Азии. Войска под командованием генерала Черняева овладевают городом Чимкентом. Не обходится и без обычного русского разгильдяйства. Если захват Туркестана и Чимкента был санкционирован правительством, то весною 1865 года Черняев овладевает Ташкентом… по собственной инициативе. Взяв город, имевший до 30 тыс. защитников мы теряем всего 123 человека! Блестящая победа! А современник пишет об этом в своем дневнике: «Ташкент взят генералом Черняевым. Никто не знает, почему и для чего…».
Вслед за Кокандом покорилась Бухара, а за ней уступила силе русского оружия и Хива. Хивинский хан признал себя «покорным слугой» русского царя, освободил всех невольников в пределах своей страны и уступил России все земли на правом берегу Амударьи. Надо отметить, что, подчиняя своему влиянию среднеазиатские государства, Россия оставляла этим ханствам полную внутреннюю самостоятельность, требуя лишь признания своего протектората, уступки некоторых важных в стратегическом отношении областей и пунктов и прекращения работорговли. Однако, как и в случае с Польшей русское великодушие было принято за проявление слабости — в покоренных областях начали вспыхивать восстания. После их подавления Кокандское ханство перестало существовать, и было присоединено к России под наименованием Ферганской области.
Но все эти успехи не приближали Россию к решению своей основной внешнеполитической задачи — преодоления последствий Парижского мира. Для этого русскому правительству удалось использовать излюбленный метод англичан — таскать каштаны из огня чужими руками. Насколько сплоченными выступали европейские державы против России, настолько же враждебными они были по отношению друг к другу. Не прошло и нескольких лет, как они снова начали воевать между собой. Сначала итальянцы при помощи французов освободили Италию от австрийского ига. Затем правительство Наполеона III, столкнувшееся с целым рядом внутриполитических и экономических трудностей стало искать пути их решения в маленькой победоносной войне. Сначала выходом из тупика французскому императору показалась Мексика, куда он и отправил войска для превращения этой страны в свою колонию. Однако эту шестилетнюю экспедицию постиг бесславный конец. Наполеон III вновь оглядывался вокруг в поисках объекта победоносной войны. И такую возможность история ему дала. Правда, с небольшой корректировкой: война была — но отнюдь не успешная. Поражение в ней стоило императору короны, зато России помогло решить свою основную внешнеполитическую задачу.
В сентябре 1862 года главой прусского правительства становится Отто фон Бисмарк, решительный сторонник германского объединения. Естественно, что его стремление к созданию сильного немецкого государства восторгов у соседей Пруссии не вызывало и привело к целой серии войн. Начал Бисмарк с маленькой Дании, разгромив которую в 1864 году, присоединил Шлезвиг, Гольштейн (та самая Голштиния!) и Лауэнбург. Через два года настала очередь Австрии, столь уютно чувствовавшей себя в окружении германских государств карликов. После победы в этой войне Бисмарк создал Северо Германский союз, в который, наряду с Пруссией входило еще около тридцати немецких «гигантов». Все они образовали единую территорию с общими законами, передав внешнюю и военную политику союза в руки прусского короля, который объявлялся его президентом. С южно германскими государствами вскоре также был заключен таможенный и военный союз. Германия семимильными шагами шла к своему объединению.