Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

Надо отметить, что плохо вооруженные и отвратительно управляемые повстанцы понесли в войне огромные потери — около 30 тыс. человек. Русские потери — около 4 тыс. солдат и офицеров. С такими относительно малыми потерями нам удалось погасить очаг очередной смуты внутри страны. Показательно также и отношение царского командования к этой «операции»: боевых отличий воинским частям за усмирение мятежа не присуждалось! Политические же последствия были для поляков еще более печальными: Царство Польское было наименовано Привислинским краем, а со сменой названия были упразднены последние остатки местной автономии.
Теперь главное внимание правительства было приковано к дипломатическому фронту. Решением внешнеполитических задач по поручению императора занялся министр иностранных дел князь А. М. Горчаков. Вскоре после своего назначения он направил российским дипломатическим представителям депешу, в которой были изложены основы внешней политики России на ближайшее время. Их смысл сводился к тому, что Россия на некоторое время воздерживается от активного участия в европейских делах, собираясь с силами после понесенных потерь. Одна из фраз депеши Горчакова стала знаменитой: «Говорят, Россия сердится. Нет, Россия не сердится, она сосредотачивается».
В циркуляре также говорилось, что Россия более не связывает себя прежними договорами и вправе действовать совершенно свободно. Наконец то пелена «Священного союза» упала с русских глаз! Впервые Россия взглянула на мир «трезвыми» глазами и стала искать пути выхода из международной изоляции, куда она так неожиданно для себя попала. Действуя аккуратно и тонко, Россия все время вставляла шпильки своим основным недругам и искала новых друзей. Во время Гражданской войны в США, Англия и Франция оказывали поддержку рабовладельческому Югу. Россия, в такой ситуации, напротив, выражала свое сочувствие борьбе Севера. В 1863 году две эскадры русского флота прибыли в Нью Йорк и Сан Франциско, где были восторженно встречены населением. И хотя непосредственная цель экспедиции заключалась в возможной организации крейсерства в случае новой агрессии Англии и Франции против России (в связи с польским восстанием), тем не менее, президент Авраам Линкольн оценил проявленную поддержку. Для нас же дружба с молодой зарождающейся сверхдержавой могла хоть как то уравновесить английскую и французскую «нелюбовь» к нам. Правда, даже они не могли себе представить, какие неожиданные плоды сорвет Америка от дружеского расположения России. Чтобы не разбрасывать своих сил и округлить азиатскую границу, правительство решило отказаться от владений России в Северной Америке, и за денежное вознаграждение уступило их соединенным Северо Американским Штатам. Сумма была для бюджета смешная 7,2 млн. долларов, главное было заручиться дружбой и поддержкой заокеанской державы. С высоты века XXI, решение русского императора может показаться скоропалительным и поспешным. Но если вспомнить о подорванной военно морской мощи России и, как следствие, невозможности удерживать эти области в случае конфликта с «союзниками», как начинаешь понимать царскую логику. Дело в том, что царствование Александра II дало нам огромные территориальные приобретения. Уже в то время Россия не могла все это переварить! По Айхунскому договору, заключенному с Китаем в 1857 году, к России отошел весь левый берег Амура, а Пекинский договор 1860 года отдал нам и часть правого берега между рекой Уссури, Кореей и морем. С тех пор началось быстрое заселение Амурской области, стали возникать одно за другим различные поселения и даже города. И это еще не все: в 1875 году Япония уступила не принадлежавшую еще России часть Сахалина взамен Курильских островов. Для освоения всего этого нужны были люди, средства и войска. До Америки все это не доходило — ресурсов просто не хватало, а в случае войны англичане заполучили бы «русскую Америку» быстро и практически без борьбы. Отдавая Аляску американцам, мы сами получали с «паршивой американской овцы» клок шерсти, и, что самое главное не отдавали его британцам.