Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II

В самый разгар мятежа послы Англии, Франции и Австрии обращаются к русскому правительству с заявлением, что надеются на скорое дарование прочного мира польскому народу. Это означает вмешательство во внутренние дела России и закамуфлированное предложение предоставить Польше независимость. Когда вместо этого русские войска приступают к жесткому наведению порядка, дипломатический шантаж повторяется вновь. Англия требует созыва международной конференции по польскому вопросу. Отказ от нее грозит новой Крымской войной. Император Александр II на шантаж не поддается. В ноте британскому правительству говорится: «Перед своею верною армиею, борющеюся для восстановления порядка, перед мирным большинством поляков, страдающих от этих прискорбных смут, перед Россией, на которую они налагают тяжелые пожертвования, государь император обязан принять энергичные меры, чтобы смуты эти прекратились. Как ни желательно немедленно остановить кровопролитие, но цель эта может быть достигнута в том только случае, если мятежники положат оружие, доверяясь милосердию государя. Всякая другая сделка была бы несовместна с достоинством нашего августейшего монарха и с чувствами русского народа».
Твердый ответ на попытки вмешательства приводит к всплеску патриотизма. Этот благородный порыв русских людей газета «Колокол» назовет «сифилисом». Она с пеной у рта рассказывает о мифических зверствах русских солдат, забывая упоминать преступления польских повстанцев партизан. Картинки со свирепыми монголоидными казаками тут очень кстати. Ведь поляки, якобы, сражаются за общеевропейское дело.
Стремясь получить максимальную поддержку западного сообщества, польские повстанческие лидеры еще в 1830 году выпустили Манифест, в котором объявили целью своей борьбы вовсе не простое отделение от России. «Не допустить до Европы дикие орды Севера», «защитить права европейских народов» — вот для чего, оказывается, восстала польская шляхта. Русские — нецивилизованные азиаты, а убийство русских солдат — благородное праведное дело. Однако напрасно извергал чудовищную ложь «Колокол». Не оказав полякам никакой военной помощи, европейцы во главе с Англией лишь попытались оказать на Россию дипломатический нажим, потребовав прекращения боевых действий и многих других уступок. Однако, памятуя о своих потерях в последней войне, складывать головы своих солдат за польскую независимость никто не поспешил …
Борьба продолжалась более года, пока, наконец, не были ликвидированы все повстанческие отряды. Решающую роль в этом сыграл генерал губернатор М. Н. Муравьев. Его быстрые и решительные меры были поддержаны всем русско литовским населением края. Однако в историю благодаря герценовскому «Колоколу» он вошел, как Муравьев вешатель, хотя по сравнению даже с самими повстанцами смотрелся весьма либерально. Конечно польские эмигранты, Герцен и европейская печать кричали о «зверствах Муравьева». На самом деле он казнил лишь террористов, захваченных на месте преступления, либо повстанцев, уличенных в зверстве над русскими ранеными. О выколотых поляками глазах и отрезанных ушах, понятно, никто в Европе не писал, хотя, как и на всякой войне, обе стороны конфликта не были святы. Ведя, по сути, партизанскую борьбу повстанцы убивали всех, кто, по их мнению, сотрудничал с оккупантами. Вспомните наш собственный опыт, во время гитлеровского нашествия и тогда далекая эпоха польского восстания станет понятнее и страшнее…
А факты, тем не менее, таковы: в Вильно Муравьевым было казнено всего 40 человек, убивших куда больше мирных жителей. Сопоставить цифры очень легко. Когда через 60 лет, в 1924 году этот край отошел к Польше, Виленский окружной суд в период с 1926 года по 1933 год (в мирное время!), приговорил к смертной казни около 100 человек, т. е. почти в два с половиной раза больше чем Муравьев. И никто при этом о польском «варварстве» не кричал!