Почему Россия не Америка

Но предположим, что уговорить наших предпринимателей жить в пределах российского рынка не удастся. Что будет? Будем жить в «мировой экономике»? Нет! Результат будет точно тот же. Через десять лет — не позднее — даже сырьевой экспорт из страны прекратится, а что останется, будут забирать просто за долги. И как тогда доллары попадут в страну? Значит, и конвертации не будет. Не думаю, что население к тому времени вымрет полностью — кто-то останется. И по необходимости им придется придумывать какие-то деньги, и по необходимости — отказываться от импорта. Какой импорт, долги бы заплатить.
Даже в случае иностранной оккупации оккупационной администрации придется вводить местную валюту (естественно, неконвертируемую), а об импорте туземцам придется забыть. И о Канарах тоже. И граница будет еще пожестче, чем сейчас, но только «с той стороны».
Так что я в общем-то «агитирую за смену времен года» — они ведь и без моей агитации сменятся, как говорится, «выбор будет по факту».
Но в то же время рыночная экономика в России возможна. Парадокс? Ничуть. Но только при одном условии: если капитал России не будет иметь возможности утекать из страны. При соблюдения этого условия возможно даже взаимодействие с мировым рынком. Но на наших условиях! Есть даже возможность построить мощную экономику, не изолируясь в то же время полностью даже от тех иностранных товаров, которые нам необходимы.
В политической жизни России друг другу противостоят, точнее, должны противостоять не капитализм и социализм, не план и рынок, а Запад и Восток, вернее, Россия и мировая экономика. И те, кто хочет восстановить «Советскую власть» при «открытости миру», не осознают, что хотят невозможного.
Прочитайте программные манифесты «рыночников» разных уровней за последние годы. Да, они говорят о «продолжении реформ» — это для дураков. А потом обязательно — об «открытости Западу». Вот это уже торжественная клятва — для посвященных. Политик, признающий «интеграцию России в мировую экономику», может рассчитывать на поддержку. Он «свой», даже если формально принадлежит к оппозиции.
Поймите правильно — я не говорю, что все, что нам советуют «реформаторы» и западные советники, » вредно, что нам не надо совершенствовать законодательство, изводить коррупцию и прочую преступность, и т. д. Надо, это же необходимо нам, а не кому-то еще. В конце концов, собираясь «входить в мировой рынок», мы же все равно собирались все это делать! Но причины нашей непривлекательности для мирового буржуина не только и не столько в традиционном бардаке. Перефразируя Алису, есть места, по сравнению с которыми мы — институт благородных девиц. Но производство у нас дорого!
ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА КОХА
Загляни в любую лужу — и увидишь там гада, который еройством своим всех прочих гадов превосходит и затемняет.
М. Е. Салтыков-Щедрин
Если вам уже надоели мои жалобы, что никто-никто на белом свете не сказал вслух по-русски о принципиальной инвестиционной непривлекательности российской экономики, то отмечу: есть такие личности. Дело-то в том, что среди реформаторов, как ни странно, оказались и понимающие суть российских проблем. Но как же они это понимание получили и как использовали?
Вот уже многие годы в оппозиционной прессе со страницы на страницу кочуют жалобы, что наша страна превратится в «сырьевой придаток Запада», и что наши рабочие станут «дешевой рабочей силой» того же самого Запада.
Предположу, что именно эти жалобы оказали нам медвежью услугу. Слишком многие наши граждане не отказались бы работать в своих цехах, шахтах и КБ за доллары под руководством американцев-управляющих, поскольку свои директора в массе своей уже всех достали. Помню, мне рассказывали в 1996 году, что директор какой-то атомной станции, не смущаясь, регулярно получал зарплату в 117 миллиончиков, в то время как персонал сидел без нищенской зарплаты полгода, в результате чего именно оттуда в Госдуму прошел представитель партии Анпилова.
Но большинство голосовало на выборах, рассчитывая в перспективе на долларовую, хоть и небогатую, зарплату, зато регулярно получаемую из рук американского менеджера. Пусть «сырьевой придаток», пусть «дешевая рабочая сила», но это лучше, чем ничего!
Уже после кризиса 17 августа, когда все уже устали ждать, когда же мы наконец станем «сырьевым придатком» и «дешевыми рабами», реальную ситуацию широковещательно разъяснил… кто бы вы думали? В октябре 1998 года известный реформатор Альфред Кох (внешне, кстати — двойник Борового), за некоторое время до того управлявший имуществом нашей страны, дал «скандальное интервью».
В свое время его функцией было обеспечить выгодное использование государственных предприятий. Как он этого добивался? Так же, как до того Чубайс, путем раздачи частным лицам, это и было его «волшебной палочкой».
Но это-то не удивительно.
В чем же скандальность его интервью, данного перед отъездом в Америку осенью 1998 года, что он сказал такого, чего Чубайс не говорил? Может быть, он потребовал реабилитации своего тезки, коменданта Освенцима, как «незаконно репрессированного»? Нет. Заявил он примерно следующее. Россия не нужна Западу, потому что производство на ее территории по мировым понятиям невыгодно. Причем не только промышленное производство, но и добыча сырья себя не окупает.