Почему Россия не Америка

Правда, по некоторым косвенным признакам можно сделать вывод, что среди реформаторов чаще встречается все-таки вариант Б. Федорова, и просветление произошло не у всех, а только у тех, у кого есть что просветлять. Так, за проведение реформ уже повинился Петр Авен, а вот Ясин и Гайдар держатся как кремень. Причина различного поведения понятна: Авен — шустрый малый, совсем недолго поработав в правительстве в 1992 году, он обзавелся своим банком, и даже 17-е августа его финансово вроде не подкосило, а Гайдар, кроме как раздувать щеки в казенном кабинете, ни на что не пригоден. Как говорят дети, «ни украсть, ни на стреме постоять».
Как уже говорилось, в начале реформ Чубайс рекомендовал друзьям обзаводиться промышленными предприятиями. Если бы он был такой умный тогда, как Кох сейчас, он бы, скорее, помог бы им Сибнефть приватизировать, а не Уралмаш.
Но неужели реформы в России — всего лишь результат заблуждения «реформаторов»?
В отношении некоторых и в какой-то степени — да. Это касается даже некоторых западных, так сказать, практических экономистов. Причина та же, что и у Маркса — не учли местных условий. И некоторые это даже поняли!
Вот, например, даже Джордж Сорос недавно (в 1998 году) предположил, что принцип свободного перемещения капиталов, вообще, по его мнению, благотворный, к России неприменим. А ведь вся его финансовая карьера сложилась благодаря использованию этого принципа. Взрывной рост экономик новых промышленных держав Юго-Восточной Азии и Латинской Америки — также следствие применение этого принципа. Без принципа свободного перемещения капиталов в более выгодные отрасли в западной экономике было бы невозможно то развитие новых, революционных технологий, которым гордится (и справедливо) западный мир. И плоть от плоти западной финансовой системы, удачливый валютный спекулянт, миллиардер Джордж Сорос говорит в 1998 году то, что не всякая оппозиционная газета решится напечатать. Вот парадокс!
И это при том, что именно фонд Сороса оплатил написание и выпуск огромного количества экономических трудов и учебников, провозглашающих именно благотворность этого принципа, в котором сам Сорос теперь засомневался. Вряд ли бы он признался в своих сомнениях, если бы был неискренен с самого начала. Похоже, что Сорос и некоторые другие действовали из самых лучших побуждений, веря, что способствуют становлению рыночной экономики, которая и приведет Россию к процветанию.
Эта ошибка Сороса — следствие распространенного заблуждения, а именно веры в повсеместную применимость неких общих принципов. Надо сказать, что все, произошедшее с нашей страной — сильнейший и окончательный довод против современной экономической системы. Сейчас любой народ, не принадлежащий к «золотому миллиарду», видит, что произошло с когда-то второй державой мира, стоило ее народу потерять бдительность. Ведь раньше катастрофы случались все-таки с не очень значительными странами, и крах экономики Боливии, например, поддавшейся в свое время лохотронщикам из Валютного Фонда, не производил такого впечатления. Сейчас же, после примера СССР, желающих посоветоваться с этими господами будет меньше. Или, точнее, на подкуп коррумпированных правительств Валютному Фонду придется тратить больше.
ОСНОВНАЯ И ОБЩАЯ ОШИБКА
Прогресс состоит не в замене неправильной теории на правильную, а в замене неправильной теории на неправильную же, но уточненную.
Теория прогресса Хокинса
Итак, мы подошли к одному из главных выводов книги — в чем же ошибка тех немногих реформаторов, которые желали стране добра, если таковые вообще были. Парадоксальным образом, эта же ошибка свойственна и большей части официальной оппозиции, и многим настоящим патриотам.
Ошибка их состоит в том, что они не различают два понятия: «рыночную экономику» и «мировую рыночную экономику».
Распространение мировой рыночной экономики на «третий мир» привело после войны к следующему: вместо обнищания масс (по Марксу), эти массы начали работать на заводах и фабриках. Да, в основном плодами их труда пользуется богатый Запад, но и рабочим кое-что перепадает, побольше, чем когда они просто целый день лежали под пальмой.
Маркс доказывал, что рабочий класс должен нищать, но на Западе он на самом деле богател. Но он просто перестал быть рабочим классом! А в «третьем мире» «новый пролетарий» стал получать больше, чем когда он был безземельным батраком, но по сравнению с западным рабочим 19-го века он стал получать меньше!
Сила Запада сейчас — в дешевизне производства в «третьем мире», именно поэтому Запад так склочничал с Советским Союзом за влияние в какой-нибудь Гонделупе. Если бы «третьего мира» в распоряжении Запада не было, у нас был бы, хоть призрачный, но шанс. Но сейчас благополучных стран там много, и пока они есть, в нашу страну никто производить лифчики не поедет.
У нас сейчас принято ругать Маркса и Ленина за их теоретические работы. Но надо отличать их работу по АНАЛИЗУ экономической системы от их ПРОГНОЗОВ, зачастую эмоциональных и необоснованных, точнее продиктованных сиюминутными политическими обстоятельствами.