Почему Россия не Америка

Симптоматичная деталь — к тому же периоду относится попадание России в долговую яму. Тогда под это тоже подводилась благовидная база — займы брались на строительство железных дорог. Но при Николае их было построено меньше, чем — без займов — при его отце.
После событий 1905-1907 гг. рабочих загнали в бараки штыками и картечью, с капиталистами нашли какую-то форму сосуществования: им позволили экономить на зарплате рабочих, поставив тех на грань выживания, но главное: наиболее крупные производители объединились в монополистические объединения (Продвагон, Продамет, Продуголь и т. д.), и по крайней мере государственные заказы шли через них. Причем экономически это было правительству невыгодно: адмирал Крылов вспоминал в своих мемуарах, что флотские заказы на отечественных заводах получались ровно вдвое дороже, чем аналогичные за границей. Но иначе производство в России было бы уничтожено окончательно!
Российский капитализм с самого своего рождения был очень специфический, вовсе не «дикий». Так, взрывной рост железнодорожного строительства еще при Александре II объяснялся тем, что прибыль инвесторам гарантировалась из госказны. Без государственных гарантий инвесторы почему-то не соглашались. Почему — как вы думаете?
Отношения в промышленности у нас определялись законом. Так было и при Александре III, и при Николае II. Забавный пример: экономя на зарплате рабочих, фабриканты шли на ухищрения — так, в начале 80-х годов была распространена практика «штрафов» за нарушения. Штрафы шли в бюджет предприятия — фактически, в карман владельца. Многие этим злоупотребляли, что, в конце концов, вызвало возмущение рабочих. И в 1886 году царь принял мудрое решение: штрафовать рабочих разрешалось (а иначе как поддерживать дисциплину?), но деньги шли в специальный фонд, расходовать который можно было только на нужды рабочих. Понятно, что объемы штрафов тут же упали до нормального уровня — штрафовать стали уже только за действительные нарушения. За прогул рабочего сажали — но и заводчик мог угодить в кутузку. Например, отвечал он по суду и за задержку зарплаты. Царь издал и закон о предельной продолжительности рабочего дня. Надо ли упоминать, что царем этим был Александр III?
А вот в 1908 году и рабочий день был удлинен, и расценки снижены на 15%. Как это воспринималось рабочими? Очень плохо. Снижение расценок — это очень болезненный процесс. У любого рабочего выделяется хорошая порция адреналина при одном виде нормировщика с секундомером. Если вам когда-нибудь придется выполнять подобные обязанности, имейте в виду — занимать позицию около рабочего места надо вне дальности броска заготовки.
Ответственность за свое обнищание рабочие возлагали на правительство, и справедливо. Ведь таким образом «экономисты» того времени поднимали «конкурентоспособность» русского капитализма. Можно сказать, что правительство Николая II сделало ту же ошибку, что и позднее- советское. Нельзя было допускать ситуацию, когда за розничные цены или заводские расценки отвечало правительство. Если первые приходится повышать, а вторые снижать, кто в глазах людей виноват? Когда население ассоциирует ухудшение своего положения не с конкретным хозяином или торговцем, а с правительством — последствия будут плохими.
Тем не менее, даже такой ценой ситуация в экономике была выправлена лишь в незначительной степени. После первой революции был краткий период роста (1910-1913), во многом спекулятивный, «сырьевой». Знаменитая наша текстильная промышленность работала-то на импортном хлопке, не на льне! Но уже с 1913 года началась стагнация, со сползанием в новый кризис к 1914 году. Например, пресловутый водочный король Смирнов закрыл производство в России в 1910 году, из-за иностранной конкуренции. Так что то, что пишется на современных этикетках, двойная фальсификация — не был Смирнов вплоть до 1917 года «поставщиком Императорского двора», тем более что после 1914 года в России вообще не было производства водки, так как с начала войны «по просьбам трудящихся» был введен в действие «сухой закон», действовавший до 1924 года.
А летом 1914 года снова на улицах появились баррикады, уже в Питере, в заводских районах. Без всяких там большевиков или эсеров!
На самом-то деле и Путиловские заводы обанкротились, ив 1916 году были «взяты в казну», т.о есть национализированы (см. мемуары адмирала Крылова). «Свободный рынок» того времени привел к развалу оборонной промышленности: в разгар успешных сражений 1915 года… кончились снаряды! Лишь после национализации оборонной промышленности в 1916 году «снарядный голод» был ликвидирован. Снарядов наделали столько, что и красные ими перестреляли белых, и в 41-м году по немцам били шрапнелями выпуска 1917 года.
А все «золотой рубль» и экспортно-ориентированная экономика! Уже после краха корниловского мятежа, в августе 1917 года, Керенский обнародовал программу отключения от мировой экономики. Среди мер были прекращение конвертации рубля, запрет на вывоз валюты за границу, отмена коммерческой и банковской тайны — все это меры по прекращению вывоза капитала, как мы теперь знаем. Но было уже поздно, «пришел гегемон», выгнал на хрен и думских правых, и думских левых, а кое-кого, из упирающихся, и к стенке прислонил.