Почему Россия не Америка

А еще возникает забавная ситуация — для вхождения в наш рынок нашим «партнерам» придется ввести на экономических границах с Западом тот же режим, что и нам. Им это, конечно, не понравится — еще бы, они ведь «тоже европейцы». Например, когда в начале перестройки на границах Варшавского договора был упрощен пограничный и таможенный контроль, австрийцам, например, стало выгодно ездить на заправку в Венгрию, вывозить бензин. Ведь и маленькая дырочка в плотине смертельно опасна, в конце концов рухнет вся плотина.
Был у нас такой председатель Таможенного комитета — Драганов, так он вполне резонно говорил, что унификация экономик стран, входящих с Россией в таможенный союз, должна быть полной — вплоть до валюты. Это ведь неспроста говорилось, обычно государственные чиновники в чужую епархию не лезут… но на самом деле и экономическое законодательство, и валютная политика — самым прямым образом влияют на таможенную политику.
То есть у наших родных «народных демократов» выбор таков: либо их валюта меняется на «деревянные», либо на доллары. Либо они в западной экономике — тогда они ничего продать никому не смогут, либо в нашей — тогда от западной они должны быть в значительной степени изолированы. В «мировом» рынке они — парии, в нашем — солидные люди, «европа». Но либо то, либо это.
У нас выбора вообще нет — мы свой рынок должны держать замкнутым от западного. Любые послабления при соблюдении режима экономической границы обязательно вызовут утечку капитала из нашего рынка.
Поэтому если наши соседи не будут готовы на тот же режим взаимодействия с внешним миром, который установлен у нас, то мы с ними должны иметь полноценную границу.
Если будут готовы — то границу можно будет частично снять, но… создать такую же западнее.
Под границей я понимаю не только и не столько Джульбарсов с Карацупами, а определенные принципы внешней торговли.
ПРИНЦИПЫ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ
Принципов этих два. Во-первых, мы (то есть наш рынок) можем торговать с западным — но при этом не должно происходить утечки капитала. Это непросто: и нашим капиталистам, и нечестным чиновникам выгодно производить торговые операции таким образом, чтобы капитал из страны уходил на Запад. Торговля — очень для этого удобное прикрытие, ведь можно по договоренности с западным партнером покупать по более высокой цене на Западе, а на наш товар отпускную цену занижать. Таким образом, кроме нормальной торговой прибыли возникает еще сверхприбыль (за счет достояния нашей страны). Эта сверхприбыль остается на Западе и делится в какой-то пропорции между участниками сделки. Именно таков самый обычный механизм перетока капитала на Запад — при обычной торговле выявить его в принципе нельзя: «коммерческая тайна», кому какое дело, по какой цене я покупаю и продаю? Действовал этот механизм и в советские времена, и я уверен, что истоки первоначального накопления капитала многих известных ныне богачей — там, в системе советской внешней торговли зерном и нефтью, которой занимались их папы и дяди.
Вот эту систему торговли с Западом на основе тайных сделок надо ломать. Как — идеи есть, была бы воля и общее понимание проблемы, см. выше.
Тут недавно пан Кучма жаловался, что украинские предприятия неконкурентоспособны, потому что Россия продает газ по цене, близкой к мировой, а не по внутренней, впятеро более дешевой (Украина, правда, ни по какой цене не платит, ни по мировой, ни по внутренней, но это детали). Так при разумной политике и полноценной границе газ, как вид капитала, не будет поставляться «в Украину» вообще, ввиду Первой Поправки. Черноморский флот утопите? На здоровье. А потом что?
Или переходите на эти самые принципы, присоединяйтесь к российскому рынку капитала, изолированному от мирового. Тогда — без проблем. В виде компенсации за «ущемленное национальное» забирайте из Москвы патриарший престол вместе с Патриархом, а мы обязуемся говорить «в Украине» и анекдоты рассказывать только по-украински, да так они и смешнее получаются.
Второй принцип базируется на идее, что все купленное на западном рынке должно продаваться на нашем рынке по таким ценам, которые не будут подрывать позиции нашего производителя. Дело в том, что цена товара на рынке соответствует издержкам на его производство. Но если такой товар производится у нас, то в этом случае издержки-то выше! Мы же платим своеобразный дополнительный «налог на климат и расстояния». Чтобы уравнять шансы нашего и иностранного производителя, надо на импортный товар накладывать такой же «налог» — хотя бы в форме точно рассчитанной пошлины. После этого можно торговать на внутреннем рынке импортными товарами по рыночным ценам, образующимся по законам спроса и предложения, или, независимо от валютной цены, назначать такие цены по расчету — в тридцатые годы так умели делать.
Конкретно можно, например, полученное по импорту передавать в оптовые базы, находящиеся под контролем Торговой палаты, а с этой базы партии товара будут на аукционе закупать оптовые торговцы. Что закупать на Западе — тоже будет определять Торговая палата, исходя из того объема валюты, который будет выделен на импорт централизованно. Очевидно, главную скрипку при решении этого вопроса должны играть те же оптовые торговцы — они лучше знают, что надо покупать для нашего рынка, им лучше в Торговой палате и заседать. Тут вам и свобода рынка, и чиновников можно контролировать… Но это будущее.