Матрица «Россия»

Л. ГРИГОРЬЕВ: Постепенно, думаю, да.
Т. САМСОНОВА: В Америке и в Канаде провели опрос: «Готовы ли вы, чтобы на 50% увеличились цены на бензин?» 85% говорят: нет, да вы что, цены на бензин увеличивать. А если мы эти деньги потратим на борьбу с глобальным потеплением, готовы ли вы на 50% платить дороже за бензин? И тут уже готовы более половины американцев и канадцев.
Л. ГРИГОРЬЕВ: Потепление проявляется в увеличении засух и всяких штормов. В Южной Англии, говорят, 5 лет не было дождя. Так что они уже поняли. В Америке куча землетрясений. Вот где мы это все чувствуем.
М. МАЙЕРС: Сергей?
С. КАРА МУРЗА: Был семинар на тему о парниковом эффекте в Гарвардском университете. Я там был, рядом. И на дверях семинара висел плакат: «Помни, что один гражданин США производит такой же парниковый эффект, как 1450 жителей Индии». Вот где надо снижать потребление — у гражданина США. А не у Индии…
Т. САМСОНОВА: А у нас?
С. КАРА МУРЗА: И не у нас.
М. МАЙЕРС: У нас остается одна минута. У меня последний вопрос. Леонид Маркович, нам ожидать отключений электроэнергии, или это страшилки?
Л. ГРИГОРЬЕВ: Нет, я думаю, они все таки напугались за зиму. Я все таки верю в здравый смысл управленцев и инженеров. Я больше верю в инженеров, чем в экономистов. Сам экономист. И думаю, что…
С. КАРА МУРЗА: Главное — теплосети, а не экономия энергия при отоплении. Вот где слабое место. Экономия энергии — очень дорогая вещь.
Т. САМСОНОВА: Все таки неправильно мы назвали нашу передачу. Не тушите свет, а врубайте свет.
Л. ГРИГОРЬЕВ: Держитесь за трубу.
М. МАЙЕРС: Спасибо огромное. Это программа «Лукавая цифра». Леонид Григорьев, президент Института энергетики и финансов и Сергей Кара Мурза, профессор, член Союза писателей России. Спасибо Вам огромное. Всего доброго.

Ноябрь 2006 г.

ОТВЕТЫ С.Г. КАРА МУРЗЫ НА ВОПРОСЫ ИНТЕРНЕТ САЙТА APN.RU (АГЕНТСТВО ПОЛИТИЧЕСКИХ НОВОСТЕЙ)

Вопрос: Программируют ли итоги сезона федеральных выборов 2007-2008 гг. вектор дальнейшего развития России или свой исторический выбор страна сделала в начале 1990 х и не существует вероятности, что она с этого пути свернет?
Ответ: Исторический выбор страна не сделала и даже в малой степени осознала его суть. Вряд ли она его осознает и сделает в связи с этими выборами в Госдуму и президента, если к этому не побудит ускоренное нарастание напряженности. К тому же выяснилось, что доктрина, принятая в начале 1990 х годов частью элиты (но вовсе не страной), не предполагает стране никакого пути. Она завела в тупик.
Вопрос: Имеет ли Россия (и ее народ) возможность выбора пути развития (политического и экономического), существует ли «идеологическое меню», представляющее более или менее широкий список альтернативных стратегий развития страны? Какие, на Ваш взгляд, политико экономические концепции имеют перспективы быть успешно реализованными в России?
Ответ: В главном альтернативы сложились, их немного. Изложены они пока что плохо, язык для этого еще не созрел. Нужен достаточно широкий диалог представителей основных доктрин с доступом к нему массовой интеллигенции. Тогда возникнут версии «переводов», понятных для широких масс.
Вопрос: Какие угрозы сегодня существуют для России? Есть ли в настоящее время (и могут ли появиться в обозримой перспективе) предпосылки для территориального распада страны? Могут ли в качестве такой угрозы рассматриваться миграционные процессы, в частности, активная политика Китая по «заселению» китайскими мигрантами регионов российского Дальнего Востока?
Ответ: Главная угроза в том, что не хватит времени для перехода общественного сознания на тот уровень, при котором оно будет способно осознать главные угрозы как систему. Миграционные процессы создают долгосрочные угрозы постепенного действия, но есть и срочные острые угрозы.