Матрица «Россия»

М. МАЙЕРС: Давайте разберемся. Вот, Леонид Маркович, мы спросили у людей: на что вы готовы пойти? И 44% нашей продвинутой аудитории, как говорят об «Эхо Москвы» и наших слушателях, не видят вообще никакого смысла экономить электроэнергию. Это общественное заблуждение, или вообще у нас нет такой проблемы?
Л. ГРИГОРЬЕВ: Это нормальная реакция. Дело в том, что, во первых, это все таки «Эхо Москвы», Москва и все таки люди состоятельные… Доля расходов на электроэнергию даже вместе с газом в общих расходах, она все таки в России невелика. И цены не очень велики. Даже при большом потреблении, если у вас нет джакузи. А если у вас джакузи, у вас другие доходы, вам опять же дешево. Поэтому привычка к избытку ресурсов в России психологически понятна. И пока это не очень дорого, это тоже понятно. Экономить будут люди среднего достатка, законопослушные, обжатые всякими счетчиками. Они могут начать считать эту задачку. Бедные и богатые не будут.
М. МАЙЕРС: Сергей Георгиевич, что вы думаете, почему мы не хотим и даже не видим причин экономить энергию?
С. КАРА МУРЗА: Ну, во первых, прежде чем о грустном, я хочу поздравить моих соотечественников с годовщиной Октябрьской революции, которая совершенно по новому поставила проблему энергетики. Это первый был случай, когда в основу всей программы развития экономики положили именно энергетику.
М. МАЙЕРС: Ну, лампочка Ильича, да, мы все это помним из школьного курса.
С. КАРА МУРЗА: ГОЭЛРО, ГЭС, открытые нефть и газ, РАО ЕЭС. Это все — продукт определенного взгляда на проблему энергии. А эти ваши опросы, я считаю, отвлекают людей от главного. Людей заставят экономить энергию. И заставить можно десятком способов, при которых они будут думать, что это их свободный выбор. От этого в современной мировой системе, как она сложилась, не может уклониться ни одно слабое общество, ни одна слабая культура.
М. МАЙЕРС: Подождите, одну секунду. Вот Вы говорите, что есть десяток способов заставить, и люди будут думать, что у них свободный выбор. Сейчас эти способы на практике уже введены в действие. Т.е. нас сегодня на самом деле заставляют экономить электроэнергию, но мы просто думаем, что этого не делаем.
С. КАРА МУРЗА: Конечно. В целом наша страна находится сейчас на голодном энергетическиом пайке. В 1985 году у нас для внутреннего потребления в Российской Федерации оставалось 2,5 тонны нефти на душу населения. В 2003 году 0,74 тонны — почти в 4 раза меньше. Но мы не заметили, как нас оставили без нефти. Правильно?
М. МАЙЕРС: Ну, как?
С. КАРА МУРЗА: Нам кажется, что это проблема рынка, хочется — иди и купи. Ну что ж, подорожало. На самом деле все хозяйство сейчас работает на энергоемкий экспорт.
М. МАЙЕРС: Т.е. мы просто напросто выкачиваем и продаем.
С. КАРА МУРЗА: Да, три четверти удобрений идет на экспорт, а это очень энергоемкое производство. Металл, продукт тоже исключительно энергоемкого производства, тоже идет на экспорт.
М. МАЙЕРС: Т.е. получается, что за последние 20 или сколько то лет мы во имя прибыли все это просто продали.
С. КАРА МУРЗА: Не прибыли. Прибыль остается там тоже. Вы же знаете, что мы не можем на эти деньги ничего купить.
М. МАЙЕРС: Но мы ее зачем то продаем. Зачем мы ее продаем?
С. КАРА МУРЗА: Ну, если уж на то пошло, надо вспомнить, каков механизм превращения страны в энергетический придаток? Как и везде… Прежде всего, вербуется элита страны.
М. МАЙЕРС: Об элите мы еще обязательно поговорим чуть подробнее. Мне бы хотелось профессионала послушать. Относительно тех цифр, которые Сергей Георгиевич обозначил.