Матрица «Россия»

Три сферы таят в себе примерно одинаковый потенциал такого риска — экология, экономика и этничность. В этом мы убедились на своей шкуре за последние 20 лет — и это только начало.
Когда разрушение логики сочетается с воспаленным воображением, целые социальные группы впадают в опасное состояние. Во время перестройки экологией была возбуждена влиятельная часть интеллигенции. Каждая очередная кампания принимала характер психоза, а «экологически возбужденная» интеллигенция превращалась в толпу, отвергающую и диалог, и рассудительный тон, и суждения специалистов. Это, впрочем, не наша болезнь, создание таких психозов — технология.
Знаменитый психоз «озоновой дыры» нанес удар по экономике целых регионов мира. Добившись запрещения использовать фреоны, Запад не дал другим странам получить выгоды от этой технологии, которую те только что освоили. Когда были подписаны Монреальские соглашения, ни одно исследование не обнаружило связи между содержанием фреонов в воздухе и разрушением озона. А Сахаров уже предлагал заделать «озоновую дыру» ядерными взрывами в верхних слоях атмосферы — мол, при них выделяется много озона. Забота об экологии!
В СССР именно экологическое движение было первым организованным политическим движением, которое потребовало смены общественного строя. Замечательно, что после ликвидации СССР это движение было сразу свернуто. Начальство нажало на кнопку — и все «экологи» исчезли. В Армении даже продолжились работы по строительству АЭС, под знаменем борьбы с которой там шла антисоветская пропаганда.
Требовать под экологическими лозунгами перехода к рыночной экономике было попросту глупо. Ведь если в СССР мы вредили природе по безалаберности и нехватке средств, то рыночное общество имеет принципиально антиэкологическое мироощущение, Об этом написана уйма литературы, и наша интеллигенция никак не могла этого не знать.
Как могло образованным людям прийти в голову, что частный интерес будет более бережно относиться к природе, чем общественное хозяйство? Для такого убеждения не было никаких оснований — разрушение природной среды в США и Западной Европе стало одной из главных тем XX века. Положение на Западе было улучшено именно вследствие «сдвига к социализму» — усилению роли государства в экономике. А главное, вследствие массового вывоза экологически вредных производств в страны «третьего мира».
Антиэкологичность рынка такова, что нам раньше и в голову не могло прийти. Например, проблемой юга Европы являются поджоги лесов. В Испании этим занимаются целые фирмы с авиацией. Зажигательные бомбы замедленного действия сбрасываются на небольших парашютах. Заказчики — лесоторговые фирмы, которые скупают на корню обгорелый лес по очень низкой цене. Сталкивались ли наши экологи с таким бизнесом в плановой экономике? Нет — на него спроса не было. А вот еще — после отмены границ в Испанию повадились автоцистерны с отходами химического производства из ФРГ. В малонаселенных районах на местных шоссе они сливали свое содержимое в кюветы прямо на ходу. Это экономическая логика системы, а если в стране расцвела коррупция, это — общий принцип. Как можно было этого не понимать?
Когда в конце 80 х годов с помощью экологических психозов подрывали советский строй, уже было нетрудно видеть, что на смену ему, со всеми его дефектами, может прийти только строй, производящий экологическое бедствие. Ибо осколки СССР, за исключением Прибалтики как союзника Запада по холодной войне, имели шанс попасть только в зону периферийного капитализма — с неминуемой архаизацией хозяйства и быта большинства населения. А один из способов пропитания у населения таких зон — продажа богатым странам своих экологических ресурсов (в виде территории для захоронения отходов или размещения грязных производств). Не видеть этой перспективы образованные люди просто не могли. И им пришлось забыть все то, чему их учили.