Матрица «Россия»

Да, наш госаппарат изуродован, растрепан чередой непрерывных чисток, сокращений и административных реформ, озлоблен клеветой и издевательствами, сбит с толку потоками идеологической чепухи и повязан коррупцией (хотя наш бизнес, как показали исследования, больший урон несет от воровства и махинаций своих топ менеджеров, чем от мздоимства чиновников). Все мы страдаем сегодня от бюрократической машины, приведенной в такое состояние, все мы исполнены к ней злым чувством. Но если мы позволим ее добить, нам конец! Надо, несмотря на наше справедливое возмущение, ее сберечь, а потом и вылечить. Ведь через всю грязь, налипшую на наш госаппарата, просвечивает и прорывается инстинкт и совесть государственного человека — надо только его поддержать и помочь ему окрепнуть. Этого и боятся вечные отщепенцы.
Поэтому опять так востребованы оказались те же силы, которые подпилили устои СССР. Сегодня, при новом антигосударственном кличе, они вновь встрепенулись, как старый боевой конь. Опять развернуты знамена диссидентов, опять мы слышим апелляции к Западу. И собственники космополиты, и интеллигенты западники не примирились даже с теми шагами режима ВВ. Путина, которые были просто необходимы для стабилизации после 1998 г. Давление и с их стороны, и со стороны правящих кругов Запада оказалось столь мощным, что проклятья в адрес работников госаппарата («бюрократии») вошли в официальную риторику нынешней власти. Но простой то человек должен понимать, кто заказывает всю эту музыку.
Достаточно послушать почетного агента влияния и архитектора перестройки А.Н. Яковлева. В одном из своих последних интервью («Независимая газета», 19 апреля 2005 г.) он просто из себя выходит: «Меня тревожит наше чиновничество. Оно жадное, ленивое и лживое, не хочет ничего знать, кроме служения собственным интересам. Ненавидящее людей. Оно, как ненасытный крокодил, проглатывает любые законы, любые инициативы людей, оно ненавидит свободу человека… Я уверен: если у нас и произойдет поворот к тоталитаризму, произволу, то локомотивом будет чиновничество. Распустившееся донельзя, жадное, наглое, некомпетентное, безграмотное сборище хамов, ненавидящих людей».
После «Норд Оста» и Беслана число граждан, которые не верят в способность правительства защитить их от терроризма, увеличилось в полтора раза — с 50 до 75%. А.Н.Яковлева спрашивают в этом интервью: «Не жалеете, что в свое время с Горбачевым силовиков не разогнали?» И он довольно отвечает: «Я думаю, это наша ошибка. Что касается монстра, я бы его ликвидировал… Кстати, по моей записке КГБ был разделен на несколько частей». Сколько крови и слез стоили нашим людям эти его дела! Неужели под дудочку этих «архитекторов» будем доламывать и так уже израненные структуры государства?
А.Н. Яковлеву в его ненависти к чиновникам вторит Е. Ясин, влиятельный идеолог и политик российского «олигархического капитализма». Для него бюрократы и государственники — враги, антиподы либералов. Их укрепление он трактует как «полицейское государство» (а кое кто из этой «партии» прямо говорит о «фашистском государстве»). Ясин заявил в обращении к «демократам»: («Московские новости», 18 ноября 2003 г.): «События вокруг ЮКОСа — это шаг к победе бюрократии над бизнесом… Это шаг от управляемой демократии к полицейскому государству… До недавнего времени казалось, что президент стоит над схваткой, что ему для равновесия нужны две стороны — либералы и государственники. Теперь стало ясно, что это не так, по крайней мере, в данный момент. И выбор его очевиден».
Ясин угрожает В.В. Путину мобилизацией всего «класса» новых собственников и экономическим саботажем: «Владельцы компаний всех размеров формируют единый фронт для защиты своих интересов… Итак, позиция президента ясна и менять ее он не собирается. Получается, на события могут повлиять только бизнесмены: замедление экономического роста, сопровождаемое бегством капиталов…»