Евреи, Христианство, Россия

Историкам известен еще один долгоживущий подлог. Это так называемое «Завещание Петра Великого», в котором излагается фантастическая программа русского завоевания Европы и Азии. Авторство «Завещания» сомнительно, хотя многими и приписывается кавалеру д’Эону де Бомон, авантюристу и шпиону Людовика XV, мастеру маскарада, устроившемуся «чтицей» при Императрице Елизавете Петровне. «Завещание», якобы выкраденное им из секретных императорских архивов в Петербурге, пылилось затем в архивах французской дипломатии, пока не попалось на глаза Лезюру, опубликовавшему отрывки из него в 1812 г. в книге «О возрастании русского могущества с самого его начала и до XIX столетия». Французское правительство приложило много усилий к распространению этой книги. Впоследствии во Франции был опубликован полный текст «Завещания». Оно неизменно использовалось в пропаганде враждебными России государствами. Не осталось оно без употребления и ведомством Геббельса в 1941 г., уверявшим, что большевики и евреи продолжают начертанную в «Завещании» программу покорения мира русскими. «Завещание Петра Великого» было прототипом «Протоколов Сионских мудрецов» на русский манер.
В послевоенные годы Идеологический Отдел КПСС редко вспоминал масонство, давая волю антисемитизму в форме борьбы с вездесущим сионизмом. Изредка, впрочем, поощрялись и антимасонские произведения (307, 256, 257). «Советский Дюма» — В. Пикуль посвятил масонам несколько увлекательных романов. В 90-х годах уходящего столетия «жидомасонофобия» стала распространенным и стойким умственным дефектом, некоей разновидностью идеологической паранойи. Она поддерживается в обществе 150-ю полуфашистскими и фашистскими газетами и листками, издаваемыми с разрешения слабеющей демократической власти. Редакции этих изданий укомплектованы отставными марксистскими мэтрами, делающими с серьезным видом попытку переложить вину своей любимой ленинской партии на мифических жидомасонов. Увлечение борьбой с ними и невежество лишает их возможности разглядеть реалии сегодняшнего дня: еврейскую эмиграцию, войну в Чечне, перемещение центра финансового могущества из Америки в Юго-Восточную Азию, в частности в Японию, где евреев никогда не было и, по-видимому, не будет. Сегодня Японии принадлежат 9 из 10 крупнейших банков мира.
По результатам переписи 1989 г. число евреев в РСФСР составило 536848 человек. За последние 5 лет при средней ежегодной эмиграции в Израиль в 30 — 35 тысяч человек из страны выехало 150 — 175 тысяч евреев. Следовательно, сейчас в 1995 г. их в России не более 360 — 375 тысяч. В начале XX века евреев в России было около 5 миллионов. Таким образом, можно сказать, что евреев в России практически уже нет. Их нет в Кремле, нет в Правительстве, нет в Совете Федерации. На всю Государственную Думу приходится от силы 3,5 еврея, считая Жириновского. Любимый враг, такой живой, близкий и удобный во всех отношениях, уничтожен и рассеян! Еврейский, он же жидомасонский вопрос, решен в России окончательно и бесповоротно. Однако, судя по всему, знамя борьбы с Всемирным Жидомасонским заговором еще долго будет развеваться над просторами этой прекрасной страны.
24. ЦАРЬ И ДУМА
Вернемся снова к событиям 1905 г., на которых был прерван наш рассказ. Свободы, обещанные Манифестом 17 октября 1905 г., в условиях революции оказались пустым звуком. Когда кругом шли аресты подозреваемых, говорить о неприкосновенности личности было некому. Свобода слова также была минимизирована Законом от 13 февраля 1906 г., согласно которому любое лицо могло быть подвергнуто преследованию за «антиправительственную пропаганду». Свобода забастовок была резко сужена Законом от 2 декабря 1905 г., запрещающим бастовать государственным служащим и рабочим предприятий, имеющих жизненно важное для экономики страны значение. И все же, Манифест 17 октября был выполнен в главном — в части выборов в Государственную Думу. Избирательный Закон от 11 декабря 1905 г. устанавливал многоступенчатые выборы с неравными правами избирателей и стремился обеспечить права, в первую очередь, помещиков. Избиратели делились на 4 курии — помещики, городские собственники, рабочие и крестьяне. Каждая курия выбирала выборщиков в избирательные округа. Один выборщик приходился на 50 тыс. рабочих, на 30 тыс. крестьян, на 7 тыс. буржуа и на 2 тыс. помещиков. 24 апреля 1906 г. за три дня до открытия Думы правительством были приняты Основные законы, ограничивающие законодательные, бюджетные и политические ее права. Достаточно сказать, что Дума не могла назначать министров. Время сессий определялось Государем. В перерывах между сессиями он же принимал все законы. Царь имел право распускать Думу. Половина бюджета страны была неподконтрольна Думе.
Выборы шли с 26 марта по 20 апреля. В Первую Думу баллотировались: Союз Русского народа, Союз 17 октября — октябристы и Партия конституционных демократов — кадеты. Последние в отличие от октябристов считали Манифест 17 октября начальной стадией политической борьбы. Социалистические партии бойкотировали выборы. Результаты, обнародованные 20 апреля, оказались следующими. Главную победу, благодаря умелой кампании и прекраcным ораторам, завоевали кадеты, получившие более трети голосов. СРН и октябристы набрали в сумме около 10 % мест. Крестьянство избрало 100 собственных беспартийных кандидатов, выступающих за аграрные реформы. В Думе оказалось еще 100 депутатов — трудовиков.
За неделю до открытия Думы Витте подал в отставку, получив предварительно большой иностранный заем. Его обвиняли в проигрыше правых партий на выборах, в авторстве Манифеста 17 октября, предполагающего мирный путь России, а не то, что произошло в реальности. Следовательно, Манифест — роковая ошибка самодержавия. Царь писал матери 10 ноября 1905 г.: «Но не могу скрыть от тебя некоторого разочарования Витте. Все думали, что он страшно энергичный и деспотичный человек, и что он примется сразу за водворение порядка… А вышло, как будто, наоборот — повсюду пошли манифестации, затем еврейские погромы и, наконец, уничтожение имений помещиков!» И еще: «Я никогда не видел такого хамелеона — человека, меняющего свои убеждения, как он (Витте. — А. К.). Благодаря этому свойству характера почти никто больше ему не верит». На прошении об отставке Царь с удовольствием написал: «Граф Сергей Юльевич! Вчера утром я получил письмо Ваше, в котором Вы просите об увольнении от всех занимаемых должностей. Я изъявляю согласие на Вашу просьбу. Николай». Так закончилась карьера крупного русского государственного деятеля и «отца» Государственной Думы. Премьер-министром был назначен И. Л. Горемыкин, человек послушный и безынициативный.