Евреи, Христианство, Россия

В России дела с масонами обстояли следующим образом. Масоном был Император Павел I. Сохранились «масонские» портреты Цесаревича Павла в одеянии Гроссмейстера Мальтийского ордена и на фоне богини Астреи. Император Александр Павлович был весьма близок к масонам, хотя точных данных о вступлении его в какую-либо ложу нет. В России масонство приобрело консервативный, верноподданический дух. В ложах состояли В. Кн. Константин Павлович, герцог Вюртембергский, гр. Костка-Потоцкий, гр. Остерман-Толстой, гр. Нарышкин, гр. Балашов, гр. Бенкендорф, гр. Вильегорский. Русская аристократия, наконец-то, нашла себе занятие по душе. В ложу Озириса, основанную в Москве в 1776 г., принимались лица исключительно княжеского достоинства. С 1800 г. ложи плодятся, как грибы после дождя. Это — «Соединенные друзья», «Нептун», «Гармония», «Елизаветы к добродетели», «К мертвой голове», «Палестина», «Овидий», «Великая директорианская ложа Владимира к порядку» и др. Весь цвет России, ее интеллектуальная элита были причастны к масонству. Приведенный ниже сокращенный список фамилий впечатляет: Пестель, Трубецкой, Волконский, Муравьев-Апостол, Лунин, Якушкин, Глинка, Бестужев, Кюхельбекер, Долгорукий, Александр и Николай Тургеневы, Карамзин, Пушкин, Суворов, Голенищев-Кутузов, Новиков, Лопухин, Репнин, Грибоедов, Херестов, Бакунин, Сперанский, Ланской. Из последних Романовых в ложах были в. князья Александр и Николай Михайловичи.
После запрета масонства Александром I в 1822 г. и вплоть до начала XX века о масонах в России почти ничего не было слышно. За это время великая просветительская миссия масонства была утрачена. В него были привнесены политика, коммерция, протекционизм, личные амбиции и нетерпимость. Масонство разделилось на множество самостоятельных лож без общей руководящей идеи и общего центра, ведущих самостоятельную политику и соперничающих друг с другом. Революционные идеи привели к появлению среди масонов экстремистов атеистического и даже сатанинского толков, считавших себя почему-то масонами. В 1863 г. на съезде студентов в Льеже 21-летний масон, он же марксист и зять Маркса, Лафарг определил цель масонства, «как торжество человека над Богом. Война Богу, ненависть к Богу. Весь прогресс в этом. Надо проколоть небо, как бумажный свод». Революционная риторика отдельных личностей, не имевших, впрочем, большого веса ни в масонстве, ни в обществе, выплеснулась за пределы масонских лож, категорически не признающих никакой огласки. Экстремистский дух риторики сделал все масонство мишенью консервативных сил. К таинственным, беспокойным, ищущим истину масонам добавились люди, тоже называющие себя масонами, призывающие к свержению Бога, церкви, монархов и всего, что дорого христианству. В митинговом запале звучали призывы: «Триумф Галилеянина длился 20 веков. Иллюзия длилась слишком долго…», «Долой Распятого; Ты, который уже 18 веков держишь мир сгорбленным под твоим ярмом, Твое царство кончилось… Не нужен Бог…», «Мы, масоны, принадлежим к роду Люцифера…», «Я взываю к тебе, Сатана, царь миров. Долой священника, долой твою святую воду и твои молитвы. А ты, Сатана, не отступай назад. В никогда не отдыхающей материи ты, солнце живое, царь явлений природы… Сатана, ты победил Бога священников!» (137).
Терпимость, с которой начинали масоны, привела, как это часто бывает в широких гуманистических движениях, к зарождению ереси и зерен самоуничтожения. Процесс фальсификации и замены истины ложью сопутствовал всякому учению и религии. История Западной церкви тому пример. Учение Христа, проникнутое любовью к ближнему, состраданием и терпимостью ко всем, тоже сосуществовало со злобным осуждением всех инакомыслящих. В истории масонов следует отметить одну отличительную особенность. Они никогда не выступали открыто, никогда не опровергали, никогда не отвечали ни на похвалу, ни на критику, следуя Пушкину: «…Обиды не страшась, не требуя венца, хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспоривай глупца». Это всегда раздражало и подстегивало врагов масонов. В политике сие приводило к запрету масонства абсолютистскими и диктаторскими режимами, включая фашистские и коммунистические, а также церковью, видевшей в масонстве мощного конкурента. До 1972 г., согласно каноническому праву, масоны были отлучены от церкви.
Враги масонства создали в политической литературе целое направление, некий жанр, зазвучавший в резонанс с антисемитизмом после того, как в Базеле в 1897 г. прошел первый Сионистский конгресс, а вскоре и появились «Протоколы Сионских мудрецов». Теперь евреи становятся не только партнерами масонов по гигантскому заговору против всего, что дорого человеку — христианства, патриотизма, души, но и руководителями масонов. В чем конкретно заключалось руководство, и кто имярек, когда и кем руководил, не сообщалось, но те, кто желал, верили в идею Всемирного заговора жидомасонов, ставшую плотью и кровью доктрины русской крайне правой. Сами масоны при этом презрительно молчали, предоставляя евреям открещиваться от обвинений (86), что только усугубляло и без того очевидную их вину. Писатели-неевреи (136, 14, 10), не испытывавшие симпатий к теории заговора жидомасонов, объявлялись наемниками еврейского капитала. Поскольку среди масонов было много крупных государственных деятелей, то легко было последние войны и конфликты объяснить их происками. По новейшей усовершенствованной версии жидомасонства (153, 193) им приписывают французские революции 1789, 1830, 1848, 1971 гг., русские революции 1917 г., Крымскую войну, смерть Александра I, Лермонтова, Столыпина, первую мировую войну, перестройку и развал СССР.