Евреи, Христианство, Россия

21. РЕВОЛЮЦИЯ 1905 — 1907 гг.
Империя была потрясена собятиями Кровавого воскресенья. Весь год происходило создание общественных организаций, объединений и союзов. Они плодились буквально, как грибы после дождя. Все лица интеллигентных профессий спешили создать свои союзы. Возникли союзы врачей, адвокатов, инженеров, профессоров, учителей, чиновников вообще и чиновников Сената, в частности. На квартире настоятеля Казанского собора протоиерея Орнатского состоялось даже собрание священников с целью создания союза священников. Обер-прокурор Св. Синода Победоносцев К. П., узнавший о собрании, распорядился так: «Пошлите полицию и казаков. Пусть от моего имени нагайками разгонят этих попов…» Во всех союзах шло обсуждение политических вопросов, выработка программ, провозглашение лозунгов. Ряд союзов ограничивался требованием конституции. Другие выдвигали сугубо республиканские требования. Все союзы, в конце концов, объединились в Союз Союзов, образовавший как бы теневое правительство, построенное на объединении людей всех профессий. Всемогущий Трепов после некоторых колебаний приказал летом 1905 г. арестовать Центральный совет Союза Союзов. В числе арестованных оказались люди с положением в обществе и, в частности, один тайный советник. Из-за шума, поднятого в печати, арестованные были выпущены на свободу. К осени 1905 г. произошла постепенная легализация массовых собраний. В августе 1905 г. была объявлена автономия университетов . Задуманная с благими намерениями, университетская реформа в конкретной предреволюционной атмосфере привела к открытию аудиторий для собраний людей, не имеющих отношения к знаниям. В Университете, Технологическом, Горном, Лесном и других институтах начались непрерывные митинги. Все залы и аудитории заполнились народом, слушающим революционных ораторов. Для собраний людей по профессиям отводились отдельные аудитории. Имелись аудитории для солдат, чиновников, офицеров, полицейских, агентов охраны, кухарок, сапожников, портных, городовых и т. д. Все это с полудня до полуночи шумело, волновалось, слушало и аплодировало радикальным витиям. Власть пребывала в нерешительности. Народ российский, впервые глотнувший воздух свободы, пьянел, гудел и размышлял, куда податься.
В рабочей среде, переживающей волнения и забастовки, возникли Советы — органы рабочего самоуправления. Первыми приветствовали Советы меньшевики. Большевики, опасаясь конкуренции со стороны Советов, отнеслись к ним с недоверием. 15 июня 1905 г. вспыхнуло восстание на броненосце «Князь Потемкин-Таврический». Понимающие опасность общего взрыва либералы пробовали перевести ход событий в мирное русло. На Чрезвычайном съезде в Москве земские деятели приняли обращение «К обществу», содержащее требование выборов представительного собрания в рамках конституционной монархии. Император отверг эти требования. Тогда новый земский съезд 6 8 июля принял проект конституции, ограничивающий власть монарха. В последних числах июля состоялся I Всероссийский крестьянский съезд, находящийся под влиянием эсеров. Съезд потребовал созыва Учредительного собрания, отмену сословной иерархии, реформу кабального налогообложения крестьян, отмену помещичьего землевладения. Осенью усилились забастовки. Первыми забастовали типографские рабочие Москвы, добиваясь пересмотра тарифных ставок. Троцкий Л. Д. писал: «Это маленькое событие открыло собой не более и не менее как всероссийскую политическую стачку, возникшую из-за знаков препинания и сбившую с ног абсолютизм». В октябре разразилась всеобщая забастовка. Остановилась вся жизнь. Не было электричества и газа. Стояли поезда и конки. Бастовали промышленность, торговля, банки, страховые общества, городские и земские управы, телефон, телеграф. Бастовали чиновники правительственных учреждений, городовые и надзиратели. Страна была в параличе. Кайзер Вильгельм предложил Царю переехать в Германию. Придворная камарилья — противница реформ, делая ставку на В. Кн. Николая Николаевича, высказывалась за отъезд Царя из России, что могло означать также и конец династии, вообще. Петербург, Москва и другие города были отрезаны друг от друга. В городах фактическая власть переходила к Советам. В Петербурге Совет рабочих депутатов 17 октября через газету «Известия» обратился ко всем бастующим с призывом вступить в контакт с ним — «единственным полноправным представителем трудящихся С.-Петербурга».
Этот день 17 октября 1905 г. является важной исторической датой. 17 октября был издан Высочайший Манифест о даровании народу России гражданских свобод — неприкосновенности личности, свободы слова, собраний и организаций, свободы совести. Манифест обещал выборы в Думу, которая затем должна была разработать принцип всеобщих выборов. Законы, издаваемые Государем, отныне должны были быть согласованы с Думой. Манифест явился плодом мучительных колебаний Николая II и серьезной ломки его взглядов. Он считал акт подписания Манифеста нарушением своей присяги, данной при вступлении на престол. Текст Манифеста был разработан Витте, к которому Царь обратился за помощью в труднейшую минуту царствования. Из текста Манифеста оставалась неясной роль самодержавия в будущем и формы взаимодействия его с Думой. В Манифесте не упоминалась конституция. И все же Манифест был серьезной уступкой Царя общественному мнению России. Если бы стране удалось удержаться на уровне отношений, вытекающих из Манифеста, и с некоторым, разумеется, его развитием, то в будущем это была бы благопристойная страна типа Англии. Многое зависело от того, сумеют ли либералы повести за собой народ по пути мирных, поэтапных преобразований. Однако в стане либералов произошел раскол. Умеренная часть их — октябристы поддержала Манифест, радикальная часть, образовавшая партию конституционных демократов — кадетов, отнеслась к нему сдержанно. Революционные партии — эсеры, социал-демократы отвергли Манифест, взяв курс на социальную революцию.