Евреи, Христианство, Россия

18. ЦАРСКИЙ ХАРАКТЕР
К началу войны с Японией Николаю II было без малого 36 лет, из коих он 8 лет после коронации правил страной. 8 лет — небольшой срок для того, чтобы стать профессионалом в каком-либо деле, а тем более в руководстве Россией. Пусть читатель оглянется на собственный опыт и признает справедливость сказанного. Конечно, Государь прошел за это время большой путь. Это уже не тот молодой человек, который когда-то на вопросы Витте отвечал: «Спросите у мамы». Он почти преодолел комплекс застенчивости. Теперь это очень сдержанный, вежливо слушающий собеседника, внимательно следящий за формулировками, никогда не повышающий голос, подтянутый и аккуратный человек. Он преодолел и комплекс неполноценности по отношению к своим напористым и властным дядьям. Теперь он добивается от них того, что ему нужно, и делает это в своей манере: спокойно, не повышая голоса. Тогда, в начале пути, он тяготился государственными делами, уделяя им 2 — 3 часа в день. Теперь он работает по многу часов, вдаваясь во все детали и мелочи управления, излишне замыкая на себя второстепенные вещи. Он всегда немногословен. Немногословен, как его дневник. Историки, изучавшие личность царя по его дневнику, часто употребляли слово «посредственность». Фактически это не так. Он не был книжником и пишущим человеком, поэтому его дневники сухи. Откровенничал он лишь с матерью и Аликс. Его жизнь была заполнена семьей и царскими заботами. Николай общался с огромным количеством людей — от солдат до королей, и никто из них не назвал его посредственностью. Правда, Деникин А. И. пишет, что Царь «без всякого сомнения человек застенчивый, вне привычной среды, видимо, затруднялся в выборе тем для разговоров» (87). Однако общение Деникина с Николаем II было кратковременным, на приеме присутствовало множество офицеров, и найти с каждым индивидуальную тему разговора, как старался Государь, было действительно трудно. Это уличные ораторы общаются сразу со всей толпой. Николай не обладал этим даром, и ему это было не нужно. Он был не ритор, но Царь. Как личность он действительно не стал ярким человеком, возможно, из-за своей скрытности и, возможно, из-за бремени рутинной работы. Но он не был и посредственностью.
Ферро ищет и находит в его жизни две «великие идеи царствования» выход к Тихому океану и официальные профсоюзы . Советские историки вообще не находят в его царствовании ни великих идей, ни чего-либо положительного, представляя этот период русской истории как череду преступлений режима против простого народа (133). Задолго до советских историков в 1911 г. вышла книга Обнинского В. П. с описанием злодейств царизма (184). В посткоммунистической России маятник исторических оценок качнулся в противоположную сторону, и дореволюционная Россия в кино и книгах предстает как прекрасная Атлантида, Бог весть почему-то взорвавшаяся (218, 74). Образ последнего Российского Императора, невинно убиенного большевистскими иродами, окутан ностальгическим флером, прошел стадию героизации и вот-вот будет канонизирован Церковью. Споры и оценки событий в России в первые два десятилетия XX века, очевидно, не скоро достигнут стационарного состояния. Появились и первые учебники по истории Советского государства, написанные без идеологической риторики (38, 284). Наш рассказ тоже не будет последним в этих спорах. Из того, что известно о Николае II (131, 155, 83, 142, 176, 152, 58, 190), нам представляется существенным подчеркнуть следующие его качества, отразившиеся на результатах русско-японской войны и последующих за ней событиях.
Во-первых, позднее созревание Николая, как Государя и как личности. Отчего это произошло? От традиционной системы воспитания и образования всех великих князей России? Большая семья Романовых, насчитывающая около 40 особ, дала лишь одного-двух человек, оказавшихся более или менее на уровне требований в годину потрясений. Это были В. Кн. Николай Николаевич, дядя Царя, генерал-инспектор кавалерии и Главнокомандующий Русской армии в Первую мировую войну, и сам Государь, принявший на себя командование, но не в русско-японской войне, а в сложнейший момент летом 1915 г. после отступления русских войск. По традиции великие князья командовали родами войск и гвардией. Фактические их интересы были далеки от детального руководства частями, а обязанности сводились к выполнению представительских функций и парадам. Дядя Царя В. Кн. Алексей Александрович, генерал-адмирал русского флота, вышел в отставку после гибели эскадры, атакованной японцами на рейде Порт-Артура. Его вклад в военно-техническое состояние флота был нулевым, в основном из-за чрезмерной склонности адмирала к «сладкой» жизни. Другой дядя Царя, В. Кн. Сергей Александрович — генерал-губернатор Москвы и генерал-инспектор артиллерии, никак себя не проявил на артиллерийском поприще. Оба они имели при этом высшие воинские звания — по флоту и артиллерии, соответственно. Их отношение к воинским обязанностям нельзя даже сравнивать с тем, как относились к таковым военачальники советского периода, например адмирал флота Горшков С. Г., главный маршал артиллерии Воронов Н. Н., или партийные сановники, курирующие эти отрасли. Другими словами, практической поддержки от своей большой семьи в военное время Государь не имел.
Во-вторых, неагрессивный и даже миролюбивый характер Николая II. Об этом говорят мемуаристы, близко знавшие Царя, западные, эмигрантские и посткоммунистические историки. Об этом говорит его политика. На взгляды молодого Государя повлияла книга И. Блоха «Будущая война», описывающая возможные опустошения, вызванные всеобщим конфликтом. По инициативе Царя всем державам направляется нота от 16 (28) августа 1898 г. с призывом к разоружению и созывается Гаагская мирная конференция, в которой приняло участие 13 государств, включая США, Китай и Мексику. Это была первая конференция такого рода. Она запретила применение боевых отравляющих веществ и разрывных пуль «дум-дум». Несчастьем царствования Николая II явились Русско-японская и Первая мировая войны. Обе войны были объявлены России, и к обеим войнам она подошла неподготовленной. Войны усугубили внутренний кризис и, в конечном итоге, погубили самодержавие. Характер Царя годился не для войн, а для мирного существования. Редкие семейные конфликты с дядьями, кузенами и братьями он всегда старался сгладить и добивался мира, соответствующего его понятиям о чести династии. Из его характера вытекала и нестрогость к проштрафившимся бюрократам. Это неизбежно вело к снижению уровня руководства и вызывало беспощадную критику слева. Взяточничество на всех уровнях сопровождало все правление Николая II.