Евреи, Христианство, Россия

Четвертая часть, самая многочисленная, это простой люд, ремесленники и торговцы, живущие обычной жизнью и не занимающиеся политикой. Их историческое «предназначение» заключалось в оплате счетов, предъявляемых «черной сотней» их революционным соплеменникам. Они и были жертвами погромов, т. к. в отличие от революционеров не знали конспирации и были всегда под рукой и на виду.
По шкале этнической ценности евреи в начале XX века в сознании правительства и в общественном сознании России занимали одно из последних мест. Они оставались изгоями, над которыми тяготел миф о распятии Христа. Появившиеся «звезды» в лице Рубинштейна, Антокольского и Левитана ничего не меняли. Крупных капиталистов среди евреев было ничтожно мало. Здесь следует отметить братьев Поляковых — Самуила, Лазаря и Якова Соломоновичей, банкиров и строителей железных дорог, банкиров М. А. Гинцбурга, Дм. Рубинштейна, Мануса, сахарозаводчика Л. И. Бродского, ювелира Ее Величества А. Симановича, секретаря и друга Распутина, подкармливающего его и использующего в своих темных аферах. Первый из братьев Поляковых был известным меценатом. Средний класс у евреев считался также незначительным. Основная же еврейская масса представляла бедноту, влачащую жалкое существование.
15. РУССКИЕ НЕМЦЫ — ПЕРВАЯ НАЦИЯ РОССИИ
Кто же в таком случае был привилегированной нацией, занимающей первое место в России по шкале этнической ценности? Таковыми были русские немцы. Они начали появляться при дворе и в русском обществе в царствование Петра I в процессе «прорубания окна в Европу». При Петре I это был торговый, военный и ученый люд. Они служили «по контрактам», отдавая свой опыт России, не забывая свои собственные интересы, присматриваясь к огромной, полудикой стране. Завоевание Прибалтики включило в орбиту русского дворянства особый отряд «немецких баронов», владевших землями в Латвии, Эстонии и Литве со времен меченосцев. Прибалтийские немцы быстро разобрались в интригах петербургского двора, почти безошибочно делая ставку на победителя во время дворцовых переворотов. Военные и волевые качества, активность и преданность престолу быстро сделали их важной составляющей в сфере политики, армии и администрирования.
Этому способствовало непрерывное породнение русских царей, великих князей и княжон с немецкими владетельными домами — Мекленбургским, Брауншвейгским, Гессен-Дармштадтским, Голштейн-Готторпским, Ольденбургским, Лейхтенбергским и др. Немецкая кровь постепенно вытесняла русскую кровь в жилах царей, превращая их в обрусевших немцев. Практически все русские императрицы плохо говорили по-русски даже к концу своей жизни. По нацистским законам Третьего рейха царскую семью следовало бы отнести к этническим немцам. Имея в виду такую особенность династии Романовых, можно утверждать, что не кровь определяет мироощущение человека, а воспитание и уклад жизни. Визиты немецких родственников в Петербург и ответные визиты великих князей к ним были регулярными. Таким же регулярным становилось присутствие дворян немецкого происхождения при царском и великокняжеских дворах. В глазах русских придворных присутствие немецкого дворянства там обретает черты неизбежности и закономерности. Даже когда наступали периоды немецкого засилья, у русского дворянства крайне редко появлялось желание открыто протестовать или жаловаться. Да и к кому следовало обращать жалобы с неудовольствиями такого рода? К Царю, у которого все родственники немцы и опорой трона являются выходцы из Прибалтики? Поэтому приходилось терпеть, копить злость и ждать очередного переворота.
Важной особенностью карьеры прибалтийских дворян являлось условие обязательного принятия православия, что снимало все ограничения в продвижении по государственной службе. Поэтому прибалтийские немцы, желающие сделать карьеру при русском дворе или в армии, уже к концу XVIII в. сменили протестантизм на православие. Это принесло свои плоды, и вскоре православные немцы активно теснят православных же русских на всех уровнях и во всех сферах государственной жизни. Мы видим русских немцев во главе Канцелярии Его Величества, министерств: двора, иностранных и внутренних дел, военного, финансов, образования, генералами и адмиралами, губернаторами, командующими армиями, гвардейскими частями. Прибалтийское дворянство стало рассадником административной элиты. В России не существовало губерний, военных округов, дивизий, полков, где бы немцы не занимали командных постов. Особенно высокая концентрация их вблизи трона. Немцы воспитывают цесаревичей, великих князей и княжон, управляют наукой и университетами, военными академиями и штабами, заводами и поместьями. Помимо изначальных земельных наделов в Лифляндии, Эстляндии и Курляндии прибалты становятся помещиками практически всех губерний страны. Немцам в Российской Империи жаловаться было не на что. Французский историк ссылается на случай, когда Николай I, желая вознаградить Ермолова А. П., спросил его, чего бы он хотел. Ермолов ответил: «Сделайте меня немцем, Государь» (148). Немецкая буржуазия — средний класс — задает тон не только в Риге и Ревеле, но также и в Петербурге, Москве, Екатеринбурге и других городах Империи. Немецкое крестьянство фермерского типа процветает как в Поволжье, куда оно было приглашено Екатериной II, так и в Новороссии, Прибалтике, средней России.
Русские немцы, включая прибалтийскую ветвь, оказали в целом положительное влияние на государственность России, становление ее промышленности, науки и культуры. Они стали изрядно обрусевшим нацменьшинством, занявшим благодаря своим талантам исключительное положение в жизни Российской Империи, сравнимое, в какой-то степени, с положением правящей иудейской прослойки в далекой Хазарии 1000 лет тому назад. Невозможно перечислить имена всех российских граждан немецкого происхождения, вошедших в историю Государства Российского. Отметим здесь лишь наиболее известных ученых — Миллера Г.-Х., Рихмана Г.-В., мореплавателей — Беллинсгаузена Ф. Ф., Крузенштерна И. Ф., военачальников — кн. Барклая-де-Толли М. Б., бар. Беннингсена Л. Л., гр. Миниха Б.-Х., бар. Остермана А. И.