Евреи, Христианство, Россия

В октябре 1894 г. Александр Александрович, кажущийся всегда могучим здоровяком, заболел нефритом и, не дожив до 50 лет, умер в Ливадии, оставив державу Цесаревичу Николаю Александровичу.
12. НАЧАЛО ЦАРСТВОВАНИЯ НИКОЛАЯ II
26-летний Государь принимает царство, не имея представления о методах управления огромной страной, о ее нуждах, особенностях развития и перспективах. Это был хорошо воспитанный, застенчивый молодой человек с образованием гвардейского офицера. Его личность изучена многочисленными биографами. Последняя и лучшая из романтических версий жизни Царя — это книга Э. Радзинского (218). В ней использованы дневники Николая II, которые он методично вел с 14-летнего возраста до последних дней жизни в Ипатьевском доме, и переписка Царя с Аликс, насчитывающая около 650 писем. Из дневников и переписки предстает образ честного, нежного и любящего человека, созданного для семьи, но не для власти. Его воспитатель, все тот же Победоносцев К. П., внушил ему две простые истины: самодержавие — единственный способ бытия России, реформы же и либеральная печать непременно закончатся в этой стране смутой и развратом. Если судить Николая в рамках этих представлений, а других он просто не знал, то историки должны выставить ему высший балл, т. к. он сделал все, чтобы выполнить заветы отца и воспитателя. По прошествии многих десятилетий, когда умерли все участники Русской Драмы, кто своей смертью, а кто по принуждению, старая, мудрая Клио своим вердиктом утвердила: Император Николай Второй любил две достойные того вещи — семью и Россию.
А тогда в траурный день 21 октября 1894 г. потерявший голову от горя по отцу и любви к невесте Николай записал в дневнике слова, озадачивающие всякого: «Было брожение: где устроить мою свадьбу, — мама и я, что все-таки лучше это сделать здесь, пока дорогой папа под крышей дома, а все дяди против, говорят, что мне надо сделать это в Питере»(95). Свадьба Николая с Алисой Гессен-Дармштадтской, в православии Александрой Федоровной, являлась как бы продолжением похорон и состоялась 13 ноября 1894 г., несмотря на объявленный в стране годичный траур и до прошествия положенных 40 дней. Первая пара Империи, счастливейшая супружеская чета, баловни судьбы, они останутся вечно влюбленными до последней минуты своей жизни в подвале Ипатьевского дома, находясь под дулами палачей.
Коронация Императора Николая II 14 мая! 1896 г. в Успенском Соборе Кремля была апофеозом русской державности, мощи и величия династии Романовых. Молодой Царь на белом коне с серебряными подковами, въ езжающий в белокаменную столицу, казался символом незыблимости устоев этой страны. Лучшее описание ритуала коронации приведено в (302). Программа торжеств, разработанная министром двора И. И. Воронцовым-Дашковым, его заместителем В. Б. Фредериксом и обер-церемонийместером фон дер Паленом К. И., предполагала народное угощение на Ходынском поле, служившем учебным плацем для войск Московского гарнизона. Плац был изрыт траншеями, рвами, волчьими ямами, о которых забыли и не засыпали перед торжествами. На даровое угощение собралось свыше полумиллиона людей. Началась давка, в которой погибло по официальным данным 1389, а по неофициальным от 4000 до 4800 человек. Еще несколько тысяч человек получили увечья и ушибы. Мать-Императрица потребовала прекратить торжества и наказать градоначальника Москвы В. Кн. Сергея Александровича, дядю Государя. Этот дядя, известный москвичам как «ментор кутежей», а более узкому кругу как гомосексуалист, был женат на Элле Гессенской, родной сестре Аликс. Аликс, дядья Царя и двор потребовали продолжения празднеств, и в тот вечер царственная пара танцевала кадриль на балу французского посла Монтебелло. Ходынская трагедия траурной чертой отделила плачущую Москву от семи тысяч веселящихся аристократов, приглашенных из всех столиц мира.
Доклад следователя по этому делу Кайзера был погребен в сейфах генерал-губернаторства. Обер-полицмейстер Москвы полковник Власовский был отправлен на заслуженный отдых с пенсией 3000 рублей в год. В. Кн. Сергею Александровичу высочайшим рескриптом была объявлена благодарность «за образцовую подготовку и проведение торжеств», а москвичами присвоен титул «князя Ходынского». Семьям пострадавших были выделены в качестве компенсации 90 тыс. рублей, из коих 12 тыс. рублей изъяла городская управа на похороны жертв великого разгильдяйства (130). Хотя Государь в этом несчастье и не нес никакой вины, он не сумел взять правильный тон в отношении с обществом, положив начало череде других не менее трагических ошибок. Весь год прошел в разъездах по городам Империи и столицам Европы. Были нанесены визиты Францу-Иосифу, Вильгельму II, Христиану IX, королеве Виктории, президенту Франции, брату жены Эрнсту Дармштадтскому. В канун Нового года в своем дневнике Царь записал: «Дай Бог, чтобы следующий 1897 г. прошел бы так же благополучно, как этот».
По аналогии с библейской притчей о снах фараона, которому снились 7 тучных и 7 тощих коров, что следовало понимать, как череду из 7 урожайных и 7 голодных лет, первые 7 лет царствования Николая (1795 — 1790 гг.) были действительно благополучными. Роль мудрого Иосифа при царе играл Витте С. Ю., «дедушка русской промышленности», министр финансов в 1792 — 1901 гг. и премьер-министр в 1905 — 1906 гг. Витте С. Ю. реализовал программу, включающую: жесткую налоговую политику, строгий пртекционизм, защищающий молодую русскую промышленность от конкуренции с Западом, финансовую реформу 1797 г. и привлечение иностранных инвесторов. По последнему пункту Витте выдержал жесткую критику, суть которой сводилась к тому, что опора на заграницу ставила Россию в уязвимое положение. Витте утверждал: «Только разлагающиеся нации могут бояться закрепощения их прибывающими иностранцами. Россия не Китай!» Время показало его правоту. Приток иностранного капитала стал массовым. В угольной промышленности за десятилетие 1890 — 1900 гг. он увеличился в 5 раз и составил 70 % всех капиталовложений. В металлургии иностранный капитал увеличился в 3,5 раза, составив 42 % общей суммы вложений. Итоги были впечатляющими. За период 1892 — 1904 гг. протяженность железных дорог в России удвоилась.