Евреи, Христианство, Россия

При Николае I абсолютизм в России достиг апогея. Фон самодержавного царствования окрашивался личностью Государя. В данном случае это был суровый, умный и очень упорядоченный человек. В детстве и отрочестве он прошел под руководством генерала гр. Ламсдорфа М. И. «немецкую» школу педагогики, основой которой был страх. В 1831 г. Государь писал об этой методе: «…страх и искание, как избегнуть наказания, более всего занимали мой ум». Суровый генерал нещадно лупил ребенка линейкой и ружейным шомполом, а иногда, впадая в раж, ударял его об стену, о чем заносились записи в педагогический журнал. Мария Федоровна высоко ценила педагогический «дар» Ламсдорфа. В играх со сверстниками Николай был груб, заносчив и драчлив. В молодые годы он увлекался математикой, артиллерийскими и инженерными науками, а став царем, любил говорить: «мы, инженеры». Строгость, точность, симметрия, привитые этими науками, стали определяющими в характере Николая, и качествами, которых он добивался в различных сферах государственного управления. Женился Великий Князь Николай Павлович в июне 1817 г. в возрасте 21 года на 19-летней дочери Прусского короля Фридриха-Вильгельма III Фредерике-Луизе-Шарлотте-Вильгельмине, принявшей в православии имя Александры Федоровны.
Николай стал царем в 29 лет, имея за спиной скромный чин бригадного генерала и не имея никакого государственного опыта, поскольку Александр не удосужился посвятить младшего брата в тайны высокой политики. Вступление на престол произошло под грохот картечи, но с сознанием законности своей власти. Николай пришел к выводу, что заговор был сословным, дворянским движением, охватившим все слои дворянства. Страшась за свою власть, Николай решил сделать ставку не на дворянство, а на чиновничество и строго управляемую бюрократию. При нем централизация управления достигла максимума, а чиновничья рать стала многочисленным и влиятельным сословием, отделяющим власть от общества. Дворянство было напугано репрессиями, оплакивало своих сосланных и сторонилось новой бюрократии. Император лично принимал решения по множеству больших и малых конкретных дел и контролировал их выполнение с помощью «собственной Его Величества канцелярии», состоящей из 4-х отделений и ставшей важнейшим инструментом царствования.
Не вдаваясь в философию, а тем более в мистику, как его старший брат, Николай управлял Россией так, как управляют сложным хозяйством, т. е. с помощью расчета, порядка, единства власти и закона. Аракчеев был отстранен и заменен гр. Бенкендорфом А. Х., бывшим масоном, приятелем декабристов, донесшим на них Александру I, а ныне ставшим шефом знаменитого Третьего отделения собственной Его Величества канцелярии — политической полиции. Царь поручил ему «отирать слезы» обездоленных, «отечески» опекать русское общество и «охранять нравственность». Охранять нравственность было не просто, т. к. взятки и воровство были неотвратимыми качествами чиновников. Царь преследовал коррупцию беспощадно, но без успеха. О деловых качествах сенаторов Николай писал Константину так: «Представьте, что среди всех членов первого департамента Сената нет ни одного человека, которого можно было бы, не говоря уже послать с пользой для дела, но даже просто показать без стыда». Его отзывы о губернаторах столь же убийственны. Здесь Государь присоединялся к бесчисленному сонму критиков его царствования. Отметим положительные результаты правления Николая I.
Во-первых, это систематизация свода законов, выполненная в 1833 г. гр. Сперанским М. М. Были изданы: «Полное собрание Законов Российской Империи» в 45 томах, содержащее старые законы и указы, начиная с Уложения 1649 г. и до воцарения Николая I, и «Свод Законов Российской Империи» в 15 томах, содержащий действующие законы. В рамках абсолютизма это был неплохой кодекс. В Своде Законов не было смертной казни. Однако наказание шпицрутенами, широко применяемое в то время, приводило к смерти обычно на другой день после истязания. Школа Ламсдорфа проявлялась везде, и однажды на рапорте гр. Палена, в котором тот просил назначить смертную казнь нарушителям карантина, царь начертал: «Виновных прогнать сквозь тысячу человек двенадцать раз. Слава Богу, смертной казни у нас не бывало и не мне ее вводить». Справедливости ради отметим, что Россия была не единственной страной с подобными наказаниями в то суровое время.
Во-вторых, укрепление финансового состояния государства. Выпущенные Александром в период войны с Наполеоном бумажные ассигнации в количестве более 500 млн. рублей обесценились и шли по 20 копеек за серебряный рубль. Денежная реформа министра финансов Канкрина Е. Ф. 1843 года привела к стабилизации рубля. В обращении остались серебряная и золотая монеты и равноценные им бумажные деньги.
В-третьих, развитие строительства. Отметим здесь Николаевскую железную дорогу между С.-Петербургом и Москвой, Исаакиевский собор в С.-Петербурге архитектора О. Монферрана, Храм Христа Спасителя в Москве архитектора А. К. Тона и его же Большой Кремлевский дворец.
В-четвертых, открытие многих специальных учебных заведений военного и технического профиля — кадетских корпусов и академий, Технологического Института, Строительного Училища и Педагогического Института в С.-Петербурге, Межевого Института в Москве, нескольких Женских Институтов. Развивается сеть классических гимназий для детей дворян и уездных училищ для детей купцов и мещан. Формальные преграды для недворянских детей в гимназиях становятся неэффективными, и в них оказываются «разночинцы». Образовательный процесс сопровождался ограничительными мерами, характерными для эпохи Николая I — цензурными строгостями, запрещением политических тем и философии, прекращением подготовки студентов за границей. Студентов и гимназистов старших классов стали обучать маршировке. Для профессуры и студентов становятся жизненно важными вопросы политической благонадежности и «непорочности мнений», что, естественно, угнетало науку и литературу.