Евреи, Христианство, Россия

6. ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ
Авантюры в форме государственных переворотов — жемчуг истории. Без них учебники были бы неимоверно скучны, а жанр исторического романа не мог бы прокормить даже таких гигантов, как Дюма и Пикуль. Свершившийся переворот был уже третьим в этом беспокойном столетии. К счастью для России на этот раз власть досталась женщине, обладающей глубоким и тонким мужским умом, высокой работоспособностью, волей, энергией и европейским образованием. Кроме того, от нее исходило могущественное женское обаяние, повергавшее к ее стопам выдающихся мужей России, из которых она сама выбирала наиболее достойных любовников. Будучи воспитана на французской литературе, Екатерина хорошо знала нравы французского двора, а потому просто и «естественно» перенесла их на благодатную русскую почву. Эта сфера ее жизни, привлекшая столько внимания современников и потомков, была лишь дополнением к главной части жизни Екатерины. А главной частью и смыслом жизни Императрицы была работа — управление страной, ежедневное, детальное и мудрое. Примечательно, что бремя управления не изменило ее приветливого характера. Она не стала угрюмой и тяжелой в общении. Она командовала вельможами почти радостно, с юмором, с ясным взором и улыбкой, так прекрасно отраженными в полотнах Рокотова, Левицкого и других титанов русской кисти. Обращение «матушка-государыня» емко характеризует отношение к Екатерине ее окружения и не имеет аналогов в истории.
Императрица отличалась умением выбирать государственных деятелей и пользоваться их способностями. Наиболее прославившиеся из них навечно замерли у подножия памятника Екатерины работы Растрелли, это Потемкин, Суворов, Румянцев, Ал. Орлов, Безбородко, Бецкий, Ушаков, Державин и Дашкова. Такой «команды» не было ни у одного монарха Европы!
Начитавшись энциклопедистов, молодая Государыня попыталась применить в законодательной практике их идеи относительно государственного устройства. Ею был написан знаменитый «Наказ» из 20 глав и 500 параграфов, утверждающий самодержавие, как необходимость, и равенство и вольности всех в рамках законов. Этот либеральный свод законов в духе Монтескье, Бильфельда и Беккария изрядно напугал не только придворных, но и цензуру ряда европейских государств, не пропустившую его после того, как он был опубликован в России в 1767 г. на четырех языках. Для составления проекта нового свода законов — Уложения, взамен устаревшего Уложения 1649 г., было избрано в законодательную комиссию 565 депутатов с наказами избирателей от всех сословий, кроме, разумеется, крепостных крестьян. Комиссия под председательством Бибикова проработала с 1766 по 1768 г. и в конце концов была распущена Екатериной, недовольной результатами и направлением работ. Тем не менее, из собранных наказов сословий Императрица «получила свет и сведения о всей Империи, с кем дело иметь, и о ком пещись должно».
С либеральными тенденциями «матушке-государыне» скоро пришлось повременить из-за Пугачевского бунта, охватившего Поволжье и Урал. С вольностью донского казачества было покончено уже после Булавинского восстания, но казацкие вольности еще сохранились на границах Империи, куда не в полной мере доходила царская власть — на Яике, Тереке и Кубани. В указанных областях власть старалась наложить руку на вольных казаков, требуя от них гарнизонной службы и присылая им своих начальников, что часто вызывало недовольство казачества. Но главной язвой России было, конечно, крепостное право. Принято считать, что сама Екатерина была противницей крепостного права, не знавшей лишь, как подступиться к решению этой проблемы, а дворянство, напротив, поддерживало крепостное право, т. к. не могло представить свою жизнь без власти над крестьянами. После Указа Петра III 1762 г. о вольности дворян, многие их них, перестав служить в армии, превратились в помещиков и осели в деревне. Около миллиона государственных крестьян было раздарено Екатериной гвардии и фаворитам за поддержку ее трона. Положение частных крестьян являлось более бесправным, чем положение государственных крестьян. Власть помещика была безграничной. Крестьян можно было покупать и продавать, проигрывать в карты, отдавать в солдаты, ссылать в Сибирь, разлучать с семьей, жестоко наказывать, вплоть до истязаний, что и делала знаменитая Салтычиха, замучившая до смерти 75 человек. Салтычиха была, конечно, крайним, садистским вариантом помещицы. Нищета и рабство крестьян делало Россию пороховой бочкой, ждущей своей искры. История бунта Пугачева, назвавшегося убиенным Петром Федоровичем, хорошо известна. Крестьянская война, кровавая и беспощадная, бушевала около двух лет (1773 — 1775 гг.) и была подавлена регулярной армией под командованием генерала Суворова А. В. Восстание Пугачева явилось и лебединой песней русского казачества, распрощавшегося с вольностями и ставшего подобием погранвойск, подчиненных центральной власти. Напуганная бунтом Пугачева, Екатерина прекратила разговоры об освобождении крестьян, и крепостное право достигло при ней наибольшего расцвета. Критика крепостного права отныне стала государственным преступлением.
Усмирив Россию, «матушка-государыня» занялась реформами. По реформе 1775 г. Россия была поделена на губернии и уезды с примерно равным количеством жителей — в губернии 300 — 400 тысяч, в уездах — 20 — 30 тысяч человек. К концу царствования Екатерины в России было 50 губерний. В губернском городе создавались: 1. Губернское правление во главе с губернатором; 2. Казенная палата во главе с вице-губернатором для ведения денежных и хозяйственных дел; 3. Судебные палаты гражданского и уголовного судов для надзора над уездными судами; 4. Совестный суд, где дела решались не по формальным законам Империи, а по «справедливости». Здесь рассматривались дела малолетних преступников и умалишенных, неумышленные преступления и тяжбы, примиряющие стороны. 5. Приказ общественного призрения, ведающий школами, больницами, богадельнями и тюрьмами. В последних двух учреждениях дела решались выборными заседателями, но под председательством назначенного чиновника. В уездных городах существовали избираемые дворянами нижние, земские суды, состоящие из председателя («исправника») и двух заседателей и по задачам соответствующие губернским правлениям. Кроме того, реформа установила сословные выборные суды — верхние в губернии и нижние в уезде, отдельно для дворян, для горожан и для крестьян. Таким образом, Екатерина создала стройную иерархию, основанную на самодержавии и привилегированном положении дворянства и включающую элементы выборности. Привилегии дворянства были усилены в реформе 1785 г., согласно которой дворяне освобождались от податей, рекрутской повинности и телесных наказаний. Они могли быть судимыми только в дворянских судах лицами, равными по происхождению. Дворянское достоинство передавалось и женам-недворянкам, и детям от них. Лишение дворянства могло произойти только по решению суда. Дворяне объединялись в уездные и губернские собрания во главе с выборными предводителями. Реформой предусматривалось и «городовое положение» для городских обывателей, избирающих городского голову и должностных лиц в городскую думу и сословные суды.