Евреи, Христианство, Россия

VII и VIII века Хазарии заполнены войнами с арабскими завоевателями. Их история хорошо известна по византийским, арабским и русским источникам. Мы не будем описывать здесь эти полные драматизма и неожиданностей, героического духа и предательства, полководческих успехов и трагических ошибок сюжеты. В битве гигантов больше всего страдают малые государства. Кавказская Албания (Нахичевань), Грузия и Армения подвергались опустошению попеременно то со стороны халифата, то каганата. Существует мнение, что Хазария явилась щитом, защитившим восточно-европейские государства и южную Русь от непобедимых арабов. Едва ли это так. Завоевателей всегда привлекают богатства, сконцентрированные в крупных городах, которых на Руси тогда не было. Да и вообще, неморозостойким арабам в нашей стране делать было просто нечего.
Война с арабами шла с переменным успехом. В 718 г. хазарский военачальник Булан (тюрк. — олень), являвшийся вторым лицом в каганате, тайно принял иудаизм. В (140, с. 114) о нем говорится так: «Один еврей выказал в тот день необычайную силу мечом и обратил в бегство врагов, напавших на казар. И поставили его люди казарские, согласно исконному своему обычаю, над собой военачальником». Его титул в переписке варьируется следующим образом: царь, бек, шадкаганбек. Номинальный правитель каганата каган оставался язычником. Согласно хазарской традиции, его жизнь была окружена запретами (табу), что лишало его возможности эффективно управлять страной, чем, собственно, и занимался царь, являвшийся соправителем кагана и обладавший реальной властью.
Язычество хазар и савир в принципе не отличалось от язычества других народов. Они поклонялись огню, воде, богам дорог, луне и всему, что казалось им удивительным. Иногда они устраивали коллективные «дикие пляски и битвы на мечах в нагом состоянии» (124, с. 193). Наиболее почитаемым божеством был Тенгри-хан, бог неба и света, «чудовищный громадный герой».
Известны попытки христианизации Хазарии. Географически это происходило в Кавказской Албании усилиями савирского князя Алп-Илитвера в конце VII века и в Крымской Готии, вассальной Хазарии, спустя сто лет. В Крыму Византия даже учредила Готскую митрополию из семи епархий. В г. Беленджере было построено два христианских храма. Языческая Хазария оказалась соседом двух влиятельных и могущественных в военном отношении государств — мусульманского арабского халифата и христианской Византии. С точки зрения укрепления верховной власти кагана культ языческого Тенгри-хана был наиболее выгоден, так как утверждал кагана представителем Бога на земле и снимал идеологическую зависимость от влиятельных соседей. Видимо, поэтому каган привел к повиновению князя Алп-Илитвера, взяв у него в знак покорности дочь в свой гарем.
Однако язычеству не суждено было сохраниться в качестве государственной религии Хазарии. С появлением Булана начинается «плавная» иудаизация каганата. Этот процесс, как сейчас установлено, сопровождался военным столкновением языческой и иудейской элит, о чем речь будет идти несколько позднее. Да и в древней Руси христианизация, как известно, не являлась мгновенным актом и растянулась на два столетия. Булан удалил из страны языческих шаманов и убедил верхушку иудейской общины вернуться к вере предков. Согласно еврейским источникам исповедание иудаизма первоначально шло в тайне: «они молились в пещере и… учили своих детей молиться в пещере вечером и утром» (140, с. 67). Далее, «царь и визирь пошли… на пустынные горы у моря (Каспийского. — А. К.)… нашли ночью ту пещеру, в которой некоторые из иудеев праздновали каждую субботу… совершили над собой в этой пещере обрезание», а затем вернулись к хазарам, «настойчиво держась иудейской веры, но скрывая в тайне свое верование». Впоследствии «они обнаружили свои сокровенные мысли, осилили остальных хазар и заставили тех принять иудейскую веру». Наконец, «они победили своих врагов и завоевали разные страны» и «многочисленно стало их войско, дойдя до сотен тысяч» (140, с. 133).
Все это произошло к концу VIII века. Но в 737 г. арабский полководец Мерван Ибн-Мухаммед, разгромив хазарскую армию во главе с Буланом, потребовал от кагана принятия ислама, что и было сделано. Прибывшие муллы запретили кагану пить вино и есть свинину. Впрочем, военное счастье оказалось переменчивым, и скоро каган нарушил запреты.
В полной мере иудаизм восторжествовал при царе Обадии, внуке Булана. «Он поправил царство и укрепил собрания и дома ученых и собрал множество мудрецов израильских…» (140, с. 80, 97). «Поправление» государства туманный термин, под которым сам автор, скорее всего, понимал последующий расцвет государственной мощи Хазарии на основе «правильной» религии. Фактически же это был тихий государственный переворот, приведший к власти руководителей иудейской общины. Л. Н. Гумилев называет переворот Обадии явлением исключительным. Однако, если отбросить игру в термины «фаза надлома», «раскол этнического поля», «зигзаги», «пассионарность», «энтропия этногенеза», «химера» и т. д., которую так любил покойный Л. Н. Гумилев, то мы увидим здесь обычный переворот, каких были сотни в истории государств. Некоторые из переворотов приводили к власти людей и группы, не являющиеся коренным этносом. Сам же Л. Н. Гумилев вспоминает при этом Птолемеев в Египте, Селевкидов в Сирии и Бактрии, Аршакидов в Парфии (81, с. 400). Этот ряд «чужих» династий можно продолжить первыми Рюриковичами до их ассимиляции на Руси, саксами во главе с Вильгельмом Завоевателем в Англии, Каролингами во Франции и Италии, Бурбонами (из Наварры) во Франции и Испании, засильем немцев при русском дворе, правлением Бирона при Анне Иоанновне и после ее смерти и т. д. Недаром генерал Ермолов А. П. просил Николая I «назначить» его немцем. По гр. А. А. Игнатьеву, русские немцы в XX веке составляли 55 % высшего офицерского состава русской армии (114). Вопрос лишь в том: направлена ли энергия правящего слоя на укрепление государства или нет? В случае иудейского переворота в Хазарии следует дать утвердительный ответ.