Евреи, Христианство, Россия

Вторая версия — персидская — относит нас к далеким событиям 491 г., когда в правление упоминавшегося выше шаха Кавада Персия была поражена засухой, саранчой и голодом. Открытие амбаров с зерном не предотвратило народных волнений, и тогда один из шахских вельмож по имени Маздак предложил «социалистический» план спасения государства. План был хорош как в части обобществления и раздела имущества знати, включая наличный состав гаремов, так и в части ликвидации «сторонников зла», т. е. тех, у кого это имущество и гаремы изымались.
Маздакиты, сторонники Маздака, развернув террор, принялись рьяно отнимать и делить добро и женщин. А так как владельцы гаремов никак не хотели расставаться со своими возлюбленными, то в стране разразилась яростная смута, закончившаяся лишь в 529 г., когда принц Хосрой Нуришван, сын Кавада, повесил Маздака, а захваченных сторонников его приказал живыми закопать в землю. В этой смуте часть еврейской общины, сердцу которой были любезны социальные доктрины Маздака, воевала на его стороне. В результате разгрома маздакитов эта часть евреев бежала вместе с ними из Персии на Северный Кавказ, где, якобы, и осела в долинах рек Терека и Сулака. Кембриджский аноним считает их евреями колена Симонова, забывшими веру предков. Эта версия лежит в русле фантастической истории этносов Гумилева Л. Н. (81, с. 384).
К движениям «маздакитского» типа относятся: переворот Хуразада, который, по сообщению арабского историка Табари, «расправился с хорезмийской знатью, отнимая у нее имущество, скот, девушек, сестер и красивых жен» (264, с. 223), а также восстания Абу Муслима в Мерве (747 г.), Сумбат-Мига в Восточном Иране (775 г.), «краснознаменных» в Горгане (778 г.), Бабека в Азербайджане (816 г.) и др. Идеологами этих движений Кожинов В. В. считает почему-то евреев, потомков эмигрантов из Персии, хотя ничто «социалистическое» не чуждо и другим народам.
Третья версия — византийская. Еврейские общины в виде торговых колоний с незапамятных времен существовали в портовых городах Греции. Отношение византийских императоров к евреям колебалось в зависимости от того, удавалось ли евреям «найти подход» к венценосцу, что, вообще говоря, случалось редко или не удавалось. Были периоды относительного спокойствия (V век), были периоды ограничений свободы иудаизма, были периоды гонений. Евреи проходили школу выживания, лавирования, «винсерфинга». Иудейская община Византии пополнялась за счет тех ортодоксов, которые бежали сначала от маздакитов из Персии, затем от арабов, завоевавших Персию и утвердивших там ислам в 690 г.
Отток наступил в 723 г., когда император Лев III Исавр издал эдикт о насильственном крещении всех иудеев, находящихся в пределах его империи. Видимо, в это время какая-то часть их отправилась в поисках «земли обетованной» в Хазарию. Ранний Григорьев В. В. пишет: «Евреи, притесняемые в Греции, удалились к хазарам и, видя простоту этого народа, предложили ему свою веру — и хазары, находя ее лучше собственной, приняли охотно» (183). Сейчас известно, что большой охоты принять новую веру у хазар не было и обращение коснулось лишь части правящей прослойки. Эдикт Льва III, скорее всего, приведен в исполнение не был, так как спустя столетие евреи Византии оказались в фаворе у императора Михаила II (820 — 829 гг.) и его сына Феофила (829 — 842 гг.). Михаил II был уроженцем г. Амория, «в котором издавна проживало много иудеев… Из-за постоянного общения и тесного с ними соседства возросла там ересь нового вида и нового учения, к которой, наставленный в ней с детства, был причастен и он. Эта ересь позволяла, совершая обряд, приобщаться спасительной Божьей купели, которую они признавали, остальное же блюла по Моисееву закону, кроме обрезания. Каждый, в нее посвященный, получал в свой дом учителем и как бы наставником еврея или еврейку, которому поверял не только душевные, но и домашние заботы и отдавал в управление свое хозяйство… Этого учения он (Михаил. — А. К.) придерживался и, войдя в зрелый возраст, будто виноградная лоза от усов, не мог избавиться… Чем дольше владел он царской властью, тем с большей жестокостью и природной злобой раздувал Михаил пламя войны против христиан… Христову паству он притеснял и истреблял, словно зверь дикий, а вот иудеев освобождал от налогов и податей, и потому любили они его и почитали больше всех на свете… Он дошел до вершин нечестия: приказал поститься в субботу… не верил в грядущее воскресение» (211). По Михаилу Сирийцу, историку и патриарху Антиохийскому, Михаил был внуком крещенного еврея. Его сын Феофил «хотя и держался, как он утверждал, веры в Бога и Пресвятую Его Матерь, держался и полученной от отца мерзкой ереси. Ею морочил он свой благочестивый и святой народ» (211, с. 41). Таким образом, идея о беженцах из Византии остается всего лишь версией, имеющей, впрочем, право на жизнь.
Существует еврейский текст о путях миграции иудеев, не упоминающий Хазарию, но представляющий интерес: «И было лето 4450 (689 г. — А. К.), и усилилась борьба между исмаильтянами и персами в ту пору, и были поражены персы ими, и пали они под их ноги, и спаслись бегством многочисленные евреи из страны Парас (Персии), как от меча, и двигались они от племени к племени, от государства к другому народу и прибыли в страну Русию и землю Ашкеназ (Германию) и Швецию и нашли там много евреев…» (21, с. 78). Текст содержит «персидский след» и дает повод Гумилеву Л. Н. утверждать о существовании «страны Русии» в VII веке. Авторство отрывка приписывается известному хронисту и врачу Иосифу бен Иегошуа Га-Когену, жившему в XVI веке, но имевшему якобы какие-то более древние рукописи. Перевод текста несет неточность, т. к. страны Русии с многочисленными или немногочисленными евреями в VII веке не существовало.