Евреи, Христианство, Россия

Первый небольшой шаг уже был сделан в 1965 году на II Ватиканском соборе, одна из деклараций которого «О взаимоотношениях с нехристианскими церквами» и была посвящена рассматриваемому здесь вопросу. Этим собором была отвергнута «коллективная вина евреев за смерть Христа», а также признано целесообразным начать диалог между Ватиканом и Израилем. В 1993 г. в Иерусалиме было подписано фундаментальное соглашение между указанными сторонами, которое знаменует торжественный финал «двух тысяч лет недоверия» между католиками и евреями. Высокие договаривающиеся стороны взяли на себя моральное и правовое обязательства давать отпор антисемитизму, расизму и религиозной нетерпимости. Соглашение предусматривало также установление дипломатических отношений между Ватиканом и Израилем, каковые и были установлены в 1994 г. Решения 1965 и 1993 гг. делают честь епископату католической церкви и, прежде всего, папам Иоанну XXIII, Павлу VI и Иоанну Павлу II. Однако глубинная вражда иудеев и христиан, мусульман и «неверных» проистекает из священных текстов Ветхого, Нового Заветов и Корана, без изменения которых принятые высшими сферами решения останутся на бумаге. К начавшемуся диалогу евреев и католиков со временем должны присоединиться руководители других христианских конфессий, входящих во Всемирный Совет Церквей (ВСЦ). ВСЦ, созданный в 1948 г., в настоящее время объединяет около 450 млн. верующих христиан в 100 странах мира.
Русская Православная Церковь также является членом ВСЦ. В ноябре 1992 г. глава Русской Православной Церкви Патриарх Алексий II во время визита в США на встрече с американскими раввинами произнес примечательные по своему миролюбию слова: «Мы едины с иудеями, не отказываясь от христианства, не вопреки христианству, а во имя и в силу христианства, а иудеи едины с нами не вопреки иудейству, а во имя и в силу истинного иудейства. Мы потому отделены от иудейства, что мы еще «не вполне христиане», а иудеи потому отделяются от нас, что они «не вполне иудеи». Ибо полнота христианства обнимает собой и иудейство, а полнота иудейства есть христианство». Этот безобидный, обращенный к конкретной аудитории призыв вызвал недоумение среди православных иерархов и даже обвинение в «ереси жидовствующих». Раздражение вызывало и само приветствие Патриарха Всея Руси: «Дорогие братья, шалом вам от Бога любви и мира! Бога отцов наших, Который явил Себя угоднику своему Моисею…» Управляющий межрегионального духовного Управления Истинно Православной Церкви, архиепископ Московский и Каширский Лазарь сурово отчитал Патриарха, объявив его слова «грубой ложью и клеветой на христианство и православное учение». При этом Лазарь сослался на экстраполированный по смыслу текст Евангелия от Иоанна (Ин. 8: 44). Случай с архиепископом Лазарем очень символичен для характеристики духа посткоммунистического общества России и показывает, сколь велико может быть сопротивление даже невинным шагам по смягчению антагонизма. При этом Лазарь не ограничился печатной полемикой с Патриархом в духовной сфере, но даже, если верить источнику (233), обратился с заявлением в Прокуратуру РФ с обвинением Алексия II по ст. 131 УК РСФСР (за клевету на православную веру) и ст. 6 Закона «О свободе вероисповедания» (оскорбление религиозных чувств граждан). Интересно, по какой статье обвинил бы этот Лазарь Святых Апостолов, в сторону которых так неосторожно ступил Патриарх Всея Руси Алексий II? Некоторым людям трудно жить без внешних врагов, они помогают им самоутверждаться. Да и побеждать внешних врагов, особенно мифических, бывает проще, почетнее и выгоднее, чем внутренних, каковыми являются пороки человека. В этом корень нетерпимости вообще, и религиозной в частности.
Известный, современный русский художник изображает Христа гневным и воинственным более, чем это следует из духа его учения, и с Евангелием, открытым на стихе: «Не думайте, что я пришел принести мир на землю; не мир пришел я принести, но меч» (Мф. 10: 34). Зрителю после просмотра картины остается лишь дать клятву отомстить всем врагам и посетить оружейную лавку.
Нетерпимость в современной Западной церкви оформилась в движении так называемых традиционалистов во главе с архиепископом М. Лефевром. Лефевр и его сторонники открыто восстали против решений II Ватиканского собора, расценив их как революцию и гибель католической церкви. Их позиция сформулирована следующим образом: «Будущее церкви в ее прошлом». Никаких обновлений, учитывающих современную социальную жизнь, никакого диалога с родственными христианскими конфессиями! Зато есть нежный флирт с ультраправыми политиками. В монастыре Св. Франциска в Ницце в 1989 г. был арестован П. Тувье, нацистский палач, полвека скрывавшийся от правосудия под сутанами католических прелатов. Идя на раскол католической церкви, Лефевр бросил открытый вызов папе Иоанну Павлу II и принялся незаконно раздаривать епископские шапки своим соратникам. За посещение синагоги в Риме Иоанну Павлу II досталось от архиепископа Лефевра проклятий не меньше, чем Патриарху Всея Руси Алексию II от архиепископа Лазаря.
Клерикальная аристократия всегда представляла собой угрозу истинному христианству. Христианство для князей церкви было средством политики и концентрации власти и богатства. В современной России с Православной церковью ведут политические игры практически все силы страны, стараясь подчинить того или иного иерарха своим целям. Взамен рухнувшей идеологии коммунизма срочно разрабатываются доктрины, включающие церковь как важный элемент возрождения духовности общества и его стабильности. Церковь, еще недавно презираемая и гонимая Советской властью, находящаяся на задворках идеологической жизни, вновь привлекает внимание политиков всех толков. За благоволение церкви активно борются и политическая элита демократического направления, и непримиримая оппозиция — националистические круги, фашисты, вчерашние большевики и комсомольцы. И тех, и других не интересуют духовные дары Церкви, но лишь чисто земные цели: имперское сознание, самоутверждение, национальные приоритеты, национальная геополитика, т. е. все то, что не имеет никакого отношения к евангельским заповедям. Церковные и монастырские книжные лавки быстро заполнились литературой ненависти, посвященной злодеяниям евреев, мифам о богоносности русского народа, о русофобских учениях и интригах, об исконных врагах России: евреях, массонах, демократах, католиках, протестантах, инородцах и т. д. Эта «письменность», не имеющая отношения к учению Христа, продается и раздается даром паломникам и посетителям храмов и монастырей. Она издается с благословения церковных иерархов, и в частности митрополита Иоанна Санкт-Петербургского и Кронштадского, являвшегося «живым классиком» и «духовидцем» газет большевистского и фашистского толков.