Евреи, Христианство, Россия

На протяжении двух тысячелетий евреи жили в добровольной самоизоляции от народов стран проживания, не пуская глубоких корней. Ассимиляция была, по-видимому, незначительной, несмотря на угрозы погромов и соблазны спокойной жизни в случае отказа от иудаизма. Разновидности религиозного, расового и экономического антисемитизма будут рассмотрены ниже на примере существования евреев в России. В этой части книги, посвященной религиозным вопросам, мы хотим наметить те пути, которые могут ослабить, а затем снять полностью нетерпимость, родившуюся во втором столетии нашей эры. Эта нетерпимость иудеев и христиан была взаимной, но не изначальной. Она родилась как результат религиозного и, отчасти, политического рвения руководителей синагоги и церкви, т. е. людей, уважаемых в своих конфессиях и почитаемых как святых. Будучи руководителями общин, они были в то же время и политиками. Политик отличается от ученого или философа тем, что ищет не истину, а выгоду. Иоханан бен Заккай думал о том, как сохранить нацию во враждебном окружении. Св. Амвросий стремился к утверждению церкви как независимого от светской власти и могущественного института. Их логика понятна, а исторические результаты следует признать, с некоторыми оговорками, положительными. Однако цена нетерпимости оказалась чудовищной. Иудаизм, отказавшийся участвовать в соревновании за умы и души всех людей независимо от их национальности, понес, естественно, большие людские потери, чем христианство. Одна нетерпимость, повлекшая ответную нетерпимость, ни к чему другому, кроме как к крови, привести не могла.
Вступая в третье тысячелетие от Рождества Христова, нужно остановиться и подумать, как ослабить и убрать религиозную, расовую и национальную нетерпимость из жизни людей. В принципе, это проблема выживания людей в мире, нашпигованном современным оружием, погрязшем в экономических, экологических проблемах и терроризме. В рассмотрение должен быть включен огромный исламский мир. В этой книге он упоминается впервые, так как находится за пределами нашей задачи. Великий и многоликий ислам поворачивается в конце 20-го века к нам не самым приятным своим лицом. Оно освещено вспышками религиозного фанатизма, который христианство пережило назад тому несколько веков. Это проистекает из двойственности концепций, заложенных в тексты Корана. С одной стороны, призывы к веротерпимости и миру.
«Мы уверовали в то, что ниспослано нам и ниспослано вам. И наш Бог, и ваш Бог един, и мы ему предаемся» (Паук, 46). «Нет принуждения в вере» (Корова, 256). «Истина от вашего Господа: кто хочет, пусть верует, а кто не хочет, пусть не верует» (Пещера, 29). С другой стороны, призывы противоположных действий. «О вы, которые уверовали! Не берите иудеев и христиан друзьями: они друзья один другому. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них. Поистине, Аллах не ведет людей неправедных» (Трапеза, 51). «Сражайтесь с теми, кто не верует в Аллаха» (Покаяние, 29). «Поистине, неверующие для вас явный враг» (Женщины, 101). «Сражайтесь с ними, пока не будет больше искушения, а вся религия будет принадлежать Аллаху» (Корова, 193).
В Коране существует полная свобода выбора между мечом и оливковой ветвью. Все остается на усмотрение толкователя и зависит от его нравственных принципов и политических пристрастий. Отсюда почва для фанатизма любого толка и потребность следовать не столько за идеей, сколько за конкретным лидером. Ислам — остроугольная религия в сравнении с иудаизмом и, тем более, с христианством.
Нетерпимость может быть побеждена только развитием культуры и ее важного компонента — религии. Религиозная терпимость должна прививаться с воспитанием ребенка на текстах, молитвах и учебниках, исключающих даже намеки на нетерпимость. Трудно представить себе Апостолов в виде разъяренных людей, проклинающих своих врагов. Они явили людям пример высокого служения христианской любви. К сожалению, не все руководители церкви и не в полной мере воплотили в своих действиях учение Христа. Тексты Священного Писания, содержащие элементы нетерпимости, попали туда по воле людей, а не Господа нашего Иисуса Христа. В «Догматической конституции о божественном откровении», принятой II Ватиканским собором в 1965 г., в частности, говорится: «Святые отцы написали четыре Евангелия, пользуясь устными и письмеными источниками, трактуя некоторые вещи синтетически или объясняя с учетом положения церкви». Наступает время, когда церковь и синагога должны покончить с нетерпимостью, по крайней мере, с той, которая исходит из текстов Священных книг. Эти тексты должны быть изъяты оттуда, чтобы люди, совершающие насилие, не могли сослаться на них. Нетерпимость может быть оставлена в малой дозе лишь против тех, кто творит насилие, например, в форме, звучащей в заповеди старообрядцев «оконников»: «Все, кто сеют на земле смуту, братоубийство и смерть, сами будут Богом прокляты и убиты».
Какие конкретно слова и фразы должны быть изъяты или изменены, может решить Вселенский Собор всех христианских конфессий подобно тому, как первые соборы канонизировали тексты. На этом соборе должны быть приглашены и присутствовать полномочные представители иудаизма и ислама. Инициативу созыва, по-видимому, должна взять на себя христианская церковь, как наиболее гуманистическая. Идея редактирования текстов Ветхого, Нового Заветов и Корана, очевидно, встретит упорное сопротивление наиболее косных элементов каждого направления. Это понятно, так как тексты существуют уже тысячелетия. Должна быть тщательно продумана и не спеша реализована методика разъяснения верующим цели и значения предпринимаемых усилий. Абсолютное большинство верующих поймет и одобрит эти шаги, если после изъятия двух-трех фраз или страниц уровень взаимоотношений людей разных религий повысится. Изменение ментальности людей займет несколько поколений, возможно, все третье тысячелетие. Результат этой благородной работы, очевидно, будет угоден Богу.