Евреи, Христианство, Россия

В борьбе иудаизма и христианства победило христианство. Оно стало мировой религией, объединяющей множество этносов. Начав с реформации иудаизма, христианство приобрело признаки наиболее привлекательные в глазах огромных масс людей. Что это за признаки?
Во-первых, это учение о будущей жизни. Древнееврейские пророки выдвигали идею о воскрешении тела. Идея о воскрешении духа была ими заимствована, по-видимому, у греков-орфиков и затем усилена христианами.
Во-вторых, это чистая и строгая нравственность христиан. Они непоколебимо верили, что добродетель будет вознаграждена на небе, а грех покаран в аду. Плиний Старший, в обязанность которого входило преследование христиан, свидетельствовал о их высокой нравственности. Христианская этика о взаимоотношении полов являлась редким исключением в эпоху античности. Все руководители церкви той эпохи были людьми высоких нравственных убеждений.
В-третьих, это заимствованное из иудейской религии непоколебимое убеждение христиан, что грешники окажутся в аду. Это убеждение было и в иудаизме, но христиане очистили его от духа обособленности и неуживчивости евреев. Они твердо верили и пропагандировали, что всех язычников после смерти ждут муки. Такой угрозы в других религиях не существовало. В культе Великой Матери был сходный с крещением обряд тавроболия. Но при этом не проповедовалось, что те, кто не исполнит его, обязательно попадут в ад.
В-четвертых, это способность творить чудеса, а также единство и дисциплина христианских общин.
При императоре Константине Великом христиане составили большинство в армии и христианство было объявлено государственной религией. С этого времени сторонники христианской ортодоксии начинают борьбу с многочисленными ересями. Заметим, что эта борьба не была бескорыстной, т. к. победители зачастую получали имущество побежденных еретиков. На этом история христианства завершает свой первый виток. Началом витка было распятие Иисуса — еретика и реформатора иудаизма.
8. ЧТО ДЕЛАТЬ?
Рассматривая «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой», бессмысленно ставить вопрос: «Кто виноват в антагонизме евреев и христиан?» Ответ на этот излюбленный вопрос российской интеллигенции не входит в задачу нашей книги. Ограничимся в этой части словами Апостола Павла: «…мы уже доказали, что как Иудеи, так и Еллины, все под грехом» (Рим. 3: 9). После становления христианства, как государственной религии, появляется и поощряется антисемитизм. Идеологически он был проявлением христианского рвения и в период средневековья реализовывался в беспощадных формах. Еврейские погромы периодически вспыхивали во всех странах Европы. Евреи были лишены возможности участвовать в культурной жизни христианских стран, хотя деньги, отбираемые у еврейских общин, и шли на строительство соборов. Одним из примеров церковного антииудаизма может служить случай, когда в правление императора Феодосия по наущению местного епископа была сожжена синагога. Император повелел наказать поджигателей, а местному епископу отстроить синагогу заново. В дело вмешался епископ Милана, учитель Западной церкви св. Амвросий (340 — 397 гг.). Не опровергая вины местного епископа, Амвросий был возмущен решением императора, т. к. «место для неверия евреев будет возведено за счет того, что с таким трудом приобретено церковью, а достояние, с помощью Христа нажитое для блага христиан, перекочует в сокровищницу неверных». Это типичная ситуация, характерная для политики, утверждающей нетерпимость.
Нетерпимость заставляла церковь огнем и мечом искоренять многочисленные ереси в лоне самого христианства. История Западной церкви полна религиозных столкновений и войн, в которых гибли десятки тысяч христиан. Дух христианства — любовь к ближнему и смирение гордыни были вытеснены интересами практической политики государей и поддерживающих их служителей церкви. Нетерпимость из католичества перешла и укоренилась в протестантизме. Основоположник протестантизма Мартин Лютер (1483 — 1546 гг.), профессор библеистики в университете г. Виттенберга и переводчик Библии на немецкий язык, в своем памфлете «Евреи и их ложь» (1543 г.) предложил программу борьбы с евреями из семи пунктов. Первый пункт включал поджоги синагог, а седьмой пункт, венчающий все предыдущие, предлагал изгонять из страны всех уцелевших евреев «как бешеных собак». Этот бредовый и людоедский памфлет был реализован под несколько другим соусом в третьем рейхе.
Известно, что Гитлер враждебно и презрительно относился к христианству, церкви и ее служителям. «Это просто несчастье, что Библия была переведена на немецкий язык и все это еврейское шарлатанство и крючкотворство стало доступным народу. До тех пор, пока эти премудрости, в частности Ветхий Завет, передавались из поколения в поколение исключительно на церковной латыни, отсутствовала опасность того, что разумные люди, взявшись за изучение Библии, помутятся в уме. Но из-за того, что Библия сделалась всеобщим достоянием, множество людей получило возможность ознакомиться с религиозными идеями, которые — благодаря еще такому характерному свойству немцев, как склонность к размышлению, — способствовали тому, что большинство из них со временем впали в религиозное безумие. …Немец, наделенный разумом, должен был просто за голову схватиться, видя, как еврейский сброд и попы с их болтовней побудили немцев вести себя наподобие высмеиваемых турецких дервишей и негров» (198). Кинув камень в Лютера, Гитлер действовал, тем не менее, в духе его памфлета.
Евреи продолжали свой уникальный эксперимент по выживанию нации. Какая-то часть их следовала за Иисусом. Статистических данных об этом история не сохранила. Взаимный антагонизм ликвидировал массовые перебежки из одной религии в другую, каковые происходили в I и II веках. Однако константинопольский патриарх Филофей (1353 — 1354, 1364 — 1376 гг.), кардинал Люстиже, архиепископ Парижа (1981 г.), и протоиерей А. Мень отнюдь не единственные евреи-христиане, посвятившие себя служению христианской идее. Известно, впрочем, что им также приходилось выдерживать давление антисемитизма со стороны отдельных иерархов и церковной бюрократии. Большая часть еврейской нации осталась верна иудаизму, защищенному двойной броней Закона и Талмуда. В рассеянии евреи дали миру много характеров возвышенных в нравственном и философском отношении. Иудаизм несмотря ни на что оставался помощником цивилизации, хотя его провиденциальная роль с появлением христианства ослабела.