Евреи, Христианство, Россия

Экономические реформы Ельцина продвигались с трудом. Продолжалась приватизация госпредприятий. Теперь это была денежная приватизация на основе аукционов, пополняющая бюджет страны. К 1996 г. в России возникла кровеносная система рыночной экономики — разветвленная сеть торговых фирм, банков, бирж. Появились рынки практически всех видов товаров и услуг. Торговые фирмы и банки прошли первичный естественный отбор в жесткой конкурентной борьбе. Страна оказалась заваленной западными товарами.
Золотой запас России к 10 июня 1996 г. составил 386 т, т. е. увеличился на 96,4 т по сравнению с 1 января 1994 г. В то же время внешний долг России западным странам и странам бывшего социалистического содружества вырос к июлю 1996 г. до 144 млрд. долларов. Эта сумма могла бы быть с лихвой перекрыта теми деньгами, которые задолжали России ее бывшие клиенты — Куба (18 млрд. долл.), Монголия (18 млрд. долл.), Вьетнам (17 млрд. долл.), Индия (16 млрд. долл.), Сирия (11 млрд. долл.), Ирак (7 млрд. долл.) и другие страны, включая государства СНГ. Их общий долг России составил 147 млрд. долларов. Однако возврат этих сумм является сложной проблемой. Газеты сообщали о подозрительном списывании долгов и разбазаривании зарубежного актива России.
Два года правительство Черномырдина В. С. работало в чрезвычайном режиме. К июню 1996 г. удалось сбить инфляцию до 1,2 % в месяц против 18 % в январе 1995 г. Страна вступила в стадию относительной финансовой стабилизации. Даже военно-промышленный комплекс (ВПК), по которому рыночные реформы ударили больнее всего, успокоился, получив заказов на 7 млрд. долларов. Импорт зерна прекратился. Взамен его возник импорт готовых продуктов питания. За 1994 — 1996 гг. было разработано и принято детальное законодательство, направленное на развитие частного бизнеса, прав и свобод граждан.
Однако общество не испытало облегчения от преобразований и пребывало в шоке. Психологический стресс был огромен. После десятилетий директивной жизни люди оказались совершенно неподготовленными к рыночным взаимоотношениям. Сказанное относится и к директорскому корпусу. Захватив контрольные пакеты акций и став владельцами предприятий, директора растерялись в водовороте новой жизни. Они требовали дотаций, ругали правительство и не платили зарплату за выполненную работу, поскольку продукция оставалась на складах. Масштабы всеобщих неплатежей стали огромными. Распутать паутину взаимных обязательств: кто, кому, сколько и за что должен и почему не платит, — стало невозможно. Рубль обесценивался и дошел до 5000 за доллар. Все предпочитали расчеты наличными и в долларах, минуя официальные каналы. Доллар победно шествовал по России. Налоги душили бизнес, но казна была пуста. Чиновники нагло требовали взяток и тормозили всякое движение.
Государственный рэкет состязался с криминальным. До 90 — 95 % частных предприятий оказались под «крышей» у бандитов, выплачивая им дань. Правоохранительные органы разложились и перестали охранять жизнь и имущество граждан. Граждане, в свою очередь, укрепив стальной обшивкой двери, заперлись в домах и перестали лишний раз выходить на улицы. Улицы опустели. Страх держал людей в квартирах не только в темное время суток, но и в период белых ночей. Преступность захлестывала Россию. В стране совершалось до 24 тысяч убийств. Стали распространенными заказные убийства. Суды не справлялись с работой, а судьи боялись выносить суровые приговоры. В 1995 г. по приговору суда было казнено лишь 40 наиболее отпетых головорезов. Касаясь темы преступности, отметим, что на фоне множества громких и мелких уголовных дел «еврейский след» имелся лишь в деле «генерала Димы» (пресс-кличка Дм. Якубовского). Здесь группа евреев, в прошлом сотрудников Российской Национальной библиотеки, а ныне граждан Израиля, оказалась замешанной в хищении древних рукописей.
Особенно в тяжелом материальном положении оказались пенсионеры, госслужащие, офицеры и солдаты, работники предприятий, зависящих от государственных дотаций, например, горняки, рабочие ВПК, врачи, учителя и т. д. Невыплата зарплаты в госсекторе и пенсий стала национальным бедствием. Высылаемые для этих целей правительством деньги не доходили до низовых работников из-за жульничества директоров и региональных администраторов. Страну сотрясали забастовки. В ряде отраслей промышленности производство сократилось на 50 — 60 %. Появились безработица и массовый уход в другие профессии, в частности, в сферу торговли. В эти годы произошел ряд крупных финансовых афер. Разорились, обобрав вкладчиков, компании, действующие по принципу финансовых пирамид: «МММ», «РДС», «Хопер», «Тибет» и несколько банков.
Реформы нанесли жестокий удар по фундаментальной науке. Прекратилось привычное финансирование, и ученые стали зависеть от получения либо неполучения грантов американского бизнесмена и спонсора еврея Дж. Сороса. В поисках заработка ученые двинулись за рубеж либо в бизнес. Обезлюдели известные в прошлом НИИ — гордость советской науки. Резко ухудшилось медицинское обслуживание и образование беднейших слоев населения. Лучшие врачи и учителя ушли из государственных поликлиник и школ в коммерческие медицинские либо образовательные структуры.
Снизилась боеспособность армии и флота вследствие перебоев с материальным и финансовым обеспечением и общей деморализации личного состава. Офицеры бедствовали из-за задержек жалованья и неустроенности жилья, солдаты — из-за плохого питания и «дедовщины». Молодежь всеми правдами и неправдами уклонялась от службы в армии. Задуманная Ельциным реформа превращения ее в профессиональную требовала денег, времени и воли, а потому не двигалась с места. Между тем, высший генералитет прославился громкими скандалами, связанными с торговлей списанным вооружением и строительством шикарных вилл. Глава думского Комитета по обороне ген. Рохлин обвинил в коррупции группу высокопоставленных генералов. «Московские новости» 1 27 от 14.07.1996 г. упоминали в связи с этим генерал-полковников Грачева П. С., Высоцкого Е., Чуранова В., Бурлакова, Здорикова, Харченко, Чичеватова, Лапшова, Жеребцова, Кобеца и др. Прокуратура бездействовала. Естественно, что по природе вещей эти генералы были коммунистами. Никогда еще дух российской армии не находился на столь низком уровне, как в бытность министром обороны Грачева П. С. (1992 — 1996 гг.). К счастью для России, международная обстановка была спокойной. НАТО проводила политику «партнерства во имя мира», в связи с чем время от времени устраивались совместные маневры в Эстонии, на Украине и на Волге.