Евреи, Христианство, Россия

Этого мы не знаем. Но мы знаем, что смерть Иисуса — этой великой личности, сочетавшей в себе все, что есть высокого и доброго в природе человека, заложила основу божественного властвования над царством его обожателей. После смерти Иисуса люди перестанут делать различие между Христом и Богом. Ценою своих страданий и благодаря своему учению Иисус шагнул в бессмертие и в мир, который тысячелетиями будет оставаться в Его власти. Его учение явится краеугольным камнем существования человечества. История покажет, что в эпохи, когда темные силы будут пытаться сдвинуть этот камень, люди будут переносить бедствия страшных масштабов.
Иисус — это величайшая из вершин на рельефе человеческой истории, указывающая человеку его прошлое и его будущее. До тех пор, пока существуют распинающие и распинаемые, ненавидящие и ненавидимые, гонители и гонимые, угнетающие и угнетаемые, причиняющие страдания и страдающие, человеческая мысль будет возвращаться к Голгофе 3794 года.
Смерть Иисуса, не замеченная, по существу, просвещенным эллинским миром, так же, впрочем, как и менее просвещенным еврейским миром, поставила перед человечеством комплекс философских, религиозных, социальных и научных проблем, над которыми два тысячелетия работают лучшие умы многих народов. Рождение нового духа, несмотря на его крайне медленное и нестабильное развитие, обрело в конце концов небольшую положительную равнодействующую исторических сил, приведшую к тому, что принято называть христианской цивилизацией.
Мы, ее дурные дети, уцелевшие в катаклизмах кровавого двадцатого века, осмысливая Человеческую Драму последних двух тысячелетий, должны решить, какие принципы и концепции следует взять с собой в будущее. Главными, разумеется, останутся вопросы: что есть истина и как должно происходить творение человека по образу и подобию Божию? Творение не как акт, а как длительный и сложный процесс. Созданы религии, институты, технологии, искусственные органы, аппараты для любых сред, поражающие воображение, «дети из пробирок» и т. д., но по-прежнему «средний статистический человек» ежедневно, как и в то время, с которого начинался этот рассказ, балансирует между Добром и Злом, пересекая в обоих направлениях невидимую границу этих субстанций, вызывая отчаяние и надежду, страх и любовь зрителей и участников человеческого ансамбля.
Вот почему трагедия Голгофы актуальна сегодня, на пороге третьего тысячелетия, так же, как и двадцать веков назад. Она будет осознанной, а иногда и неосознанной точкой опоры человеческих душ в кризисных ситуациях, возникающих прежде всего с отдельным индивидуумом. На Голгофе 3794 года в муках рождалось новое христианское сознание и новый христианский взгляд на человека.
От мощного древа иудаизма отпочковывалась новая религия — христианство, созданное незначительным меньшинством еврейской нации. Через шесть веков от этого же древа отпочкуется ислам. Взаимоотношение еврейства и христианства станет центральной темой истории, своего рода исторической осью, вокруг которой будет твориться философия, культура, религиозная мысль.
По мере своего развития и огосударствления церковь объявит иудаизм самым сильным и страшным врагом христианства. Из сочинений отцов церкви, устных проповедей, многочисленных энциклик и булл церковных иерархов будет следовать, что евреи не только распяли Христа, но и покушаются на самое основание веры — на Христа Богочеловека. Это закрепится в массовом сознании многонационального христианства, станет идеологическим штампом и породит вселенский антисемитизм в его бытовой, государственной и религиозной разновидностях.
В свою очередь евреи, живя в диаспоре и отличаясь непреклонной национальной гордостью, основанной на своем Законе и избраничестве, вели строго замкнутый, непонятный окружающим общинный образ жизни, что отнюдь не способствовало снижению накала страстей, принимавшего иногда кровавые формы.
Интересно, что русский философ-антисемит Розанов В. В. в ХХ веке обвинял евреев в том же, в чем обвиняли римские философы во втором веке новой эры христиан, а именно в тайности богослужений, допускающей любую противозаконную трактовку, включающую человеческие жертвоприношения, блуд и т. д.
В этой книге ставится задача рассмотреть взаимоотношения христиан и евреев с позиций современного человека. К этой старой, как мир, и больной теме, которой посвящены целые библиотеки, в последние годы добавились новые факты из истории советского периода. Имеется в виду активное участие евреев в большевистской революции и гражданской войне, в создании репрессивных органов, в коллективизации и т. д. Эта тема стала дежурной в ряде изданий России. Человеконенавистническая идеология марксизма-ленинизма и преступная практика ВКП(б)-КПСС обрушила неисчислимые бедствия на эту страну. В то же время практически отсутствуют публикации о роли евреев в развитии науки и культуры, экономики, медицины, образования, создании ядерного щита СССР.
Крушение СССР породило во всех республиках так называемого СНГ всплеск мощного национализма. Массы людей, лишенные привычной коммунистической идеологии, лишенные гражданских прав, формально гарантированных Конституцией СССР, ставшие «инородцами», «оккупантами», «мигрантами» в собственной стране, полные смятения и страха перед будущим, страха за своих детей, мечутся в поисках духовной опоры. Многие находят эту опору в национализме. Это естественно, так как он лежит на поверхности и доступен пониманию простых людей.
Национализм используется политиками как средство разделения людей по расовому признаку в целях удовлетворения прежде всего личных амбиций, а затем уже ложно понятых прав своего этноса. Лидеры националистического толка — это люди профессионально непригодные, неспособные к творческому труду, разрушители. Результаты их «деятельности» — это горы трупов, выжженные города и нравственность, отброшенная на уровень раннего средневековья. Так было в фашистской Германии. Это наблюдалось в Югославии и на окраинах России.