Евреи, Христианство, Россия

Вторая фигура конфликта — вице-президент Руцкой А. В., участник афганской войны, пилот штурмовика. При полном отсутствии авиации у афганцев он ухитрился быть дважды сбитым. Был выкуплен у моджахедов и окончил войну полковником и Героем Советского Союза. В Верховном Совете Руцкой организовал фракцию «Коммунисты за демократию» («Хищники за вегетарианство»). На митингах клялся в верности последовательно ленинизму, антисионизму, ура-патриотизму. Тяготел к обществу «Память», а затем вошел в руководство патриотического общества «Отечество». Вскоре Руцкой оскорбил в лучших чувствах и тех и других, неожиданно объявив, находясь в Израиле, что у него мама — еврейка. Великой княгине Марии Владимировне Руцкой заявил вообще нечто совсем несусветное, сказав, что он — русский боярин.
Ельцину Руцкого подсунул главком ВВС маршал Шапошников Е. И. в качестве офицера для связи с армией, в поддержке которой новоиспеченный Президент остро нуждался. Учреждая пост вице-президента, Ельцин считал главной обязанностью последнего эту самую связь. Став вице-президентом, Руцкой отмежевался от патриотов, обругал националистов и поклялся «словом и честью офицера» в верности Ельцину. Однако вскоре проявилась пылкая страсть Руцкого выступать с ругательскими речами в адрес правительства. Поэтому к вице-президенту протоптали дорогу все недовольные реформами Гайдара-Черномырдина. В Руцком они увидели замену Ельцину в случае «импичмента», который и начали планировать в кулуарах ВС. Агрессивный, напористый и неумный генерал Руцкой А. В. вскоре стал игрушкой в руках изощренных политиков, решивших саботировать реформы, чтобы вернуться в «светлое» коммунистическое прошлое. Ельцин был вынужден отстранить Руцкого от всех дел. И тут на глазах изумленного народа генерал предал своего патрона и объявил ему войну, создав единственный в мировой политике прецедент.
Путч октября 1993 г. назревал постепенно, по мере обнищания народа и осознания факта развала СССР. После Беловежских соглашений Россия оказалась в границах 1654 г. Привычка генсеков игнорировать историю России и раздаривать ее области то Украине, то Казахстану, то Прибалтике, то Чечне сыграла сейчас злую шутку. Правительство Ельцина поторопилось признать внутренние границы СССР в качестве международных. Для советских граждан, воспитанных в державном духе, все случившееся представлялось дурным сном. На смену экономическому шоку пришел шок географический. Сразу же сказались и практические результаты развала — разрыв экономических связей, остановка производств, сложность поездок к родственникам в «ближнее» зарубежье. Традиционные курорты — Крым, Черноморское побережье, Юрмала, Севан, Иссык-Куль и другие — вдруг стали недоступными из-за денег и формальностей. Историческая база русского флота — Севастополь — превратилась в зарубежный порт. По всему «ближнему» зарубежью возникли антирусские настроения, муссируемые местными элитами. Особенно отличались Эстония, Латвия, Литва, Украина, Молдавия, Чечня.
Эстонские и латвийские политики, поговорив о демократии, приняли дискриминационные законы, лишающие гражданских прав русскоязычное население. 300 тысяч русских в Эстонии стали апатридами — людьми без гражданства. В Литве был создан клуб бывших гитлеровцев, а на Украине — военизированная националистическая организация УНА-УНСО. Во Львове улица Лермонтова на зло Москве была переименована в улицу Дудаева. Учебник истории Латвии был написан бывшим эсэсовцем. Было чего остерегаться жителям России, когда эти страны потянулись в НАТО. Надо сказать, что правительство Гайдара, а затем Черномырдина почти ничего не сделало для защиты русскоязычных в указанных странах. Поэтому неудивительно, что возникло несколько патриотических и националистических организаций, объединившихся во Фронт Национального Спасения (ФНС). Во главе ФНС стал отставной генерал КГБ А. Стерлигов. В ФНС вошли также и некоторые из коммунистических партий — КПРФ, РКРП, «Трудовая Россия». И хотя коммунисты не только явились причиной развала СССР, но и проголосовали за Беловежские соглашения, теперь они подхватили идею патриотизма, идею великой и неделимой России. Странным образом развал СССР был приписан ими проискам неуловимых сионистов.
Многочисленные газеты коммунистической и националистической направленности, пользуясь демократией, гарантом которой являлся Президент, ежедневно обрушивали на его седую голову брань и оскорбления, как бы состязаясь между собой в этом гнусном искусстве. Вот «перлы», взятые из заголовков этих газет: Беловежский преступник, Главарь оккупационного режима, Алкан в Кремле, Кремлевский преступник, Ельцин и его жидовская свора, Борух Элькин (Эльцер). Ельцин с христианским терпением переносил брань, не связываясь до поры до времени с политической шпаной. В майские праздники 1993 г. лидеры ФНС организовали в Москве демонстрацию, окончившуюся побоищем. Древками плакатов и арматурными прутьями было ранено несколько десятков милиционеров. Объективы телекамер запечатлели агрессивную, беснующуюся толпу. Никто из организаторов побоища арестован не был. Слабость власти была очевидна.
Антиреформаторские силы организовали по всей стране саботаж реформ. В нем участвовали: местные советы, куда перебралась из райкомов, горкомов и обкомов партийная номенклатура, Верховный Совет, предприятия, банки, включая Центральный, правоохранительные органы. Платежи застревали в банковской паутине, зарплата не выплачивалась. Мутная волна преступности захлестывала страну. Номенклатура и криминальные слои тайно организовали «красный террор» против свободного предпринимательства. По всей стране шел отстрел бизнесменов. Ни одно дело не распутывалось, и преступники оставались на свободе. Запущенные реформы буксовали и останавливались, омертвляя деньги, усилия и идеи. Центром саботажа являлся Верховный Совет РСФСР. В марте 1993 г. там был поставлен вопрос об отстранении Ельцина от должности Президента — «импичменте». Заговорщики предполагали заменить его генералом Руцким. Им не хватило несколько голосов.