Евреи, Христианство, Россия

Теперь все съезды проходили под объективами телекамер. Население страны, затаив дыхание, до глубокой ночи следило за выступлениями ораторов и яростными столкновениями демократов с консерваторами. В дискуссиях обнажался неприглядный облик КПСС и ее лидеров, управлявших страной с помощью лжи и насилия. Внимание страны привлекло «узбекское дело» о гигантской партийно-мафиозной афере с хлопком. Оно расследовалось группой следователей Генпрокуратуры во главе с Гдляном. Нити этого и других преступлений тянулись в Кремль. Однако Генпрокуроры Рекунков, Сухарев, Председатель Верховного Суда Теребилов спустили дело «на тормозах» и позволили партийным преступникам избежать наказания. Всем было ясно, что страна живет в неправовом государстве без блюстителей законов, а корень всех злоупотреблений и нарушений прав человека в однопартийной системе. Поэтому на съезде была отменена 6-я статья Конституции СССР, закрепляющая за КПСС политическую монополию. Съезд принял также ряд законов, направленных на либерализацию общественной и политической жизни страны, в частности, закон о государственной безопасности, закон об общественных организациях, закон о въезде и выезде из СССР, закон о прессе и средствах массовой информации, отменил статью УК «Об антисоветской агитации».
В эти годы в стране появились десятки «неформальных» общественных организаций, ассоциаций, фронтов, групп — прообразов будущих политических партий. Призрак плюрализма забродил по просторам социалистической Родины. Наиболее известными и активными были народные фронты Эстонии, Латвии, Литвы, Белоруссии, «Демократический союз», «Комитет Карабаха», «Мемориал», общество «Память» и др. Здесь был весь спектр идеологий: от коммунистических до фашистских, от демократических до христианских. Несмотря на усилия Горбачева сохранить однопартийную систему, она разваливалась на глазах.
Общество «Память», возглавляемое Д. Васильевым, объединяло русофилов, ультранационалистов и антисемитов. Пропаганда антисемитизма и митинги «памятников» подхлестнули еврейскую эмиграцию. Само общество «Память» вскоре заглохло, переключившись с евреев на коммерцию, но от него отпочковалось в октябре 1990 г. Русское Национальное Единство (РНЕ) во главе с А. Баркашовым, стоящее на позициях национал-социализма. РНЕ было организовано по принципу боевых отрядов, имело символ в виде свастики и с осени 1991 г. начало выпускать газету «Русский порядок». Близкая РНЕ идеология и программа были у Русской партии, Национально-Республиканской партии, Национально-Демократической партии и др. Так, например, проект программы Русской партии включал в виде специальной главы «еврейский вопрос» (231). Проект предлагал репатриировать евреев из России и признать сионизм виновным в: «2.2 …преступном захвате власти в октябре 1917 г.; 2.3 …развязывании красного террора, гражданской войны и геноцида русского народа; 2.4 …ограблении русского народа, разорении России и доведении русских до унизительной нищеты посредством сионистского ига; 2.5… создании коммуно-сионистской экономики, при которой в интересах сионократии искусственно сохраняется дефицит на основные товары…» Проект предлагал добиваться общественного суда над сионизмом и депортировать сионистов из России. В довершение опуса рекомендовалось «считать христианство еврейской идеологией и пришлой религией, способствующей установлению сионистского ига в России; …признать марксизм-ленинизм завуалированной сионистской идеологией, а большевизм разновидностью сионизма». Все это состряпал идеолог Русской партии, отставной марксистский философ В. Корчагин. Напомним читателю, что Гитлер в свое время удивлялся легкости, с которой ренегаты-коммунисты переходили в лоно национал-социализма. При регистрации Русской партии в Минюсте раздел программы, озаглавленный «Еврейский вопрос», был выброшен. Некоторыми элементами истории, приведенными выше, дочерние фирмы КПСС: КПРФ, РКРП, ВКП(б) — гордятся до сих пор, не вспоминая сионистов, других стыдятся, взваливая ответственность на евреев.
Политическая напряженность в СССР в 1989 — 1991 гг. нарастала пропорционально политизации населения. Положение Генсека и Президента Горбачева становилось все более сложным. Этот яркий талантливый политик, полная противоположность маразматикам ленинского Политбюро, старался опережать события, сохраняя при этом центристскую позицию. Горбачев поставил себе следующие задачи. Во-первых, модернизировать свою партию, которая оставалась несущим каркасом здания государства. Он понимал, что с ее исчезновением Советский Союз ждут разрушительные потрясения. Во-вторых, нейтрализовать центробежные силы национальных республик. В-третьих, уравновесить позиции консерваторов своей партии и демократов, в основном, выходцев из той же ленинской партии с незначительным вкраплением туда диссидентов и правозащитников. В-четвертых, снять остроту международных проблем, доставшихся в наследство от Брежнева, под бременем которых СССР изнемогал.
Ему удалось решить только четвертую задачу. После ряда встреч с президентом Р. Рейганом: в Женеве (1985 г.), Рейкьявике (1986 г.), Вашингтоне (1987 г.) — Горбачев подписал с ним 8 декабря 1987 г. соглашение об уничтожении ядерных ракет средней и малой дальности. С этого соглашения начался реальный процесс ядерного разоружения сверхдержав и потепления международного климата.
Горбачев прекратил бессмысленную войну в Афганистане, начав в мае 1988 г. вывод войск и завершив его в феврале 1989 г. Последним воином, перешедшим мост на пограничной с Афганистаном реке, был Герой Советского Союза ген. Б. В. Громов. Потери СССР в войне составили, по официальным данным, 13 тысяч убитых и 37 тысяч раненых. В декабре 1995 г. Громов объявил, что официальные потери занижены на порядок.