Евреи, Христианство, Россия

Война была продолжительной и опустошительной. Она тянулась более двух лет. Два опытных римских легата Тиней Руф и Публий Марцелл потерпели неудачу в этой партизанской войне на истребление. Лишь посланный императором Адрианом лучший военачальник Рима Секст Юлий Север сумел добиться победы над мятежной Иудеей. В войне погиб и Бар-Кохба. В боях полегло около 180000 евреев. Огромное количество людей умерло от голода и болезней. Иудея превратилась в пустыню с бродящими по ней гиенами. Уцелевших жителей продали на ярмарках. С равви Акиба римляне содрали кожу раскаленными крючьями. Он умер под пытками, крича: «Иегова наш Бог! Иегова Бог единственный!»
Благоразумные расплатились за безумцев. По всей Империи началось гонение против иудаизма. Уцелевших иудеев и евреев диаспоры обложили тяжелыми податями и запретили обряды: обрезание, соблюдение субботы и праздников. Запрещалось изучение Закона и его преподавание. Посвящение в иудаизм каралось смертью — казнили и раввина, и прозелита. Особенно жестоко преследуются ученые, знатоки Закона. Быть евреем в это время являлось преступлением на всей территории Сирии. Острый период гонений продолжался до смерти Адриана. Вера в дарованную Богом землю обетованную являлась, как известно, одним из догматов Торы. Чтобы подсечь корень иудейских войн в будущем, был издан эдикт, изгоняющий евреев из Иерусалима и его окрестностей под страхом смертной казни. Отныне евреи лишались возможности даже глядеть на священные развалины. Впоследствии им было разрешено за плату один раз в год поплакать на руинах Храма и помазать маслом камень, означающий то место, где, по преданию, была Святая Святых.
Уцелевшие ученые, знатоки Торы решают теперь вопросы такого рода: какие предписания Закона позволительно нарушить, а ради каких претерпеть мученичество. Соглашаются с тем, что в период гонений можно отказаться от всех нормативов Закона, кроме запрета идолопоклонства, прелюбодеяния и убийств. При необходимости выбора между соблюдением Закона и сохранением своей жизни, человек должен выбрать жизнь. В то же время соглашались с тем, что должно идти на смерть скорее, чем нарушить предписание Закона публично. Все шумные ритуалы и богослужения отменяются — иудаизм, как и христианство, уходит в катакомбы. Обязанность преподавания Закона признается первенствующей над всеми другими.
Многочисленные еврейские мученики были лишены того, что было основным у христиан — веры в будущую жизнь. Во всяком случае, мученик-еврей был лишен ясности в этом важном вопросе. Идея о бессмертии постепенно внедрялась в религиозное сознание Израиля в процессе гонений этого периода. А ведь эта идея ввиду массового мученичества становилась своего рода необходимостью. Как можно было утверждать, что многочисленные строгие исполнители Закона свою награду здесь на земле уже получили? Или Бог несправедлив, или мученики — не святые, а преступники! Некоторые мученики соглашались скорее объявить себя грешниками, чем усомниться в справедливости Бога. Но таких было не много, во всяком случае, это не носило массового характера.
Идея загробного воздаяния святым в этот период прошла несколько фаз. Сначала предполагалось, что мученики за веру получат тысячелетнее царствие. Затем, что они вознаградятся духовным вознесением на небо. Далее, вера в правосудие Божие принимала формы, близкие к христианскому раю. Однако это последнее нигде не возводилось в догмат, так как в Торе отсутствуют даже намеки на него.
Так закончилась последняя попытка древних иудеев сохранить свою государственность. Отныне и вплоть до 1948 г. евреи станут кочующей нацией, изгоняемой и преследуемой всеми, нацией с историей беспросветно печальной и разительно несхожей с историей других народов. Имеется ли в прошлом евреев некая роковая вина, породившая чудовищную вереницу их мучений? Спектр мнений здесь широк, хотя, надо признать, что многие античные, христианские и современные историки выносят обвинительный вердикт евреям, считая их нетерпимыми, фанатичными и тем заслуживающими свою участь. Не будем столь категоричны. Едва ли это так. Старая, мудрая Клио не отказывает в сочувствии побежденным, даже если они жили и воевали иначе, чем представляется теоретикам в уединенной тиши академических библиотек.
5. ИУДЕО-ХРИСТИАНЕ ПОСЛЕ РАЗРУШЕНИЯ ХРАМА
А что же евреи-христиане, бежавшие в 68 г. н. э. в Пеллу? Какова была их судьба после разрушения Храма? Еще будучи в Иерусалиме, христианская община возглавлялась родственниками Иисуса. Первый Иерусалимский епископ — Иаков Праведный, «Брат Господень» был казнен в смутное время в 62 г. н. э. по приказу первосвященника Аннания. Он руководил общиной христиан 18 лет, пользуясь огромным авторитетом у жителей Иерусалима. Этот авторитет зиждился на строгих, аскетических, назорейских принципах, унаследованных, видимо, в семье отчима Иисуса — Иосифа. Иаков не пил вина, не ел мяса, не купался при людях, не натирался благовониями, не стригся. Целыми днями Иаков, коленопреклоненный, молил в храме Бога о том, чтобы Тот простил людям их грехи. Его колени были мозолисты, как колени верблюда. Это была незаурядная личность, и известие о его казни вызвало возмущение в Иерусалиме, приведшее к тому, что Аннаний был лишен сана первосвященника.
Иаков Праведный не принадлежал к двенадцати ученикам Иисуса. При земной жизни Иисуса между ним и братьями существовало отчуждение, вызванное, по-видимому, их ортодоксальной ограниченностью (Мф. 12: 46, Мк. 3: 31, Лк. 8: 19). «Ибо и братья Его не веровали в Него» (Ин. 7: 5). Возможно, что братья Иисуса восстанавливали против него родную мать и препятствовали Ему осуществлять свое призвание. «И пришли Матерь и братья Его и, стоя вне дома, послали к Нему звать Его. Около Него сидел народ. И сказали Ему: вот, Матерь Твоя и братья Твои и сестры Твои, вне дома, спрашивают Тебя. И отвечал им: кто матерь Моя и братья Мои? И обозрев сидящих вокруг Себя, говорит: вот матерь Моя и братья Мои; ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и Матерь» (Мк. 3: 31 35). Непонимание родных вызывало чувство обиды и глубоко ранило сердце Иисуса. Однако после смерти и воскресения Иисуса братья признали Его Мессией. Ко времени, о котором идет речь, вторым Иерусалимским епископом был Симеон, сын Клеопы, младшего брата Иосифа.