Евреи, Христианство, Россия

Что задумал новый вождь Страны Советской? Встряску всей системы или косметический марафет? Об этом будут долго спорить граждане бывшего СССР, политики и ученые. Верный сын своей партии, Горбачев первоначально не замышлял никаких революций, как приписывают ему теперь западные аналитики и партийные недруги. Система, которую он получил в наследство, столь долго пребывала в изоляции и скопила такое число неразрешимых проблем, что простая откупорка сосуда могла привести к спонтанному выбросу в пространство ее внутренних частей. Горбачев верил, что пробка от шампанского не ударит в наш советский потолок, и ему удастся выпустить газ путем тонкой регулировки процесса, в коей он чувствовал себя непревзойденным умельцем.
Генсек предложил реформы под девизом: «Гласность, ускорение, перестройка». Сам Горбачев под гласностью понимал здоровую критику недостатков, но, боже упаси, не подрыв основ социализма. XIX партконференция иезуитски сформулировала это так: «Гласность не должна наносить ущерба интересам государства, общества и правам человека». Между тем, гласность очень скоро обратилась к кардинальному вопросу о законности партийной власти и ее преступному прошлому, к тому, что являлось тайной и позором советской истории. Журналы «Новый мир», «Знамя», «Огонек» печатают все более и более смелые произведения, пребывавшие ранее под запретом цензуры. Тема сталинизма, концлагерей, параллели между террористическими режимами Сталина и Гитлера, тема Ленина — становятся частыми и центральными. В 1986 — 1988 гг. были опубликованы: «Жизнь и судьба» В. Гроссмана, роман, который Суслов обещал не издавать ближайшие 300 лет, «Доктор Живаго» Б. Пастернака, «Дети Арбата» А. Рыбакова, «Белые одежды» В. Дудинцева, «Зубр» Д. Гранина, «Ночевала тучка золотая» А. Приставкина, «Реквием» А. Ахматовой, мемуары Н. Мандельштам, К. Симонова, Л. Разгона, И. Твардовского, Е. Драбкиной. В эти же годы были изданы и как бы посмертно реабилитированы поэты и писатели 20-х годов: Н. Гумилев, В. Ходасевич, В. Набоков, Г. Иванов; переизданы диссиденты 70-х годов: А. Галич, В. Некрасов, И. Бродский, А. Солженицын. В прокат пошли антисталинские фильмы: «Покаяние», «Завтра была война», «Холодное лето 53-го», «Власть соловецкая», «Запретная зона». Среди авторов антисталинских произведений было много евреев.
Свобода слова привела к острым дискуссиям об истоках сталинизма, о влиянии «международных сил», т. е. «всемирного еврейства» на русскую революцию и развитие тоталитаризма в России, о природе социализма в СССР, о моральном возрождении общества в двух возможных вариантах: в духе православной христианской традиции или в духе «общечеловеческих ценностей». Произошло размежевание прессы на либерально-демократическую («Известия», «Российская газета») и национально-патриотическую («Правда», «Советская Россия»). Последняя все несчастья страны приписывала Кагановичу, Ягоде, Яковлеву-Эпштейну, Берману, Раппопорту, Когану и т. д., скромно умалчивая о деяниях их русских коллег по ВКП(б) и НКВД.
Здесь наметилась четкая тенденция обелить прошлое ленинской партии и списать преступления на евреев. Многотысячная рать коммунистических идеологов-пропагандистов ринулась в атаку на сионизм, сея ненависть к евреям на страницах газет красно-коричневой прессы. Казалось, что кроме еврейского вопроса их больше ничто не интересует. Журналы «Наш современник», «Молодая гвардия», «Волхв» в каждом выпуске печатали статьи разоблачительного характера о древней и новейшей истории евреев и о всемирном еврейском заговоре. Антисемитизм в «культурной» упаковке (В. Кожинов, Т. Глушкова, И. Шафаревич) дополнялся прикладным фашизмом на страницах националистических газет, финансируемых КПСС и КГБ. Таких газет родилось к концу 80-х началу 90-х годов несколько десятков. Среди них: «Пульс Тушина», «Речь», «К топору!», «Русский порядок», «Народное дело», «Единство», «Русский собор», «Черная сотня», «Накануне», «Родные просторы», «Воля России», «Память», «Отечество», «Русская газета», «Русский вестник», «Русское воскресение», «Истоки», «Русское дело», «Русский Восток» и др. Помимо естественного осмысления путей развития русской нации, русской идеи, в каждой из них печатался материал, обвиняющий евреев в геноциде русского народа. Преступления ВКП(б)-НКВД, о которых подробно говорилось выше, приписывались теперь только евреям. К этим, так сказать, издержкам гласности добавилась волна эротической литературы и кино, положившая начало сексуальной революции, и волна вандалической музыки.
В основном же, гласность, рассказывая о привилегиях партийной элиты в сравнении с весьма скромным достатком «класса-гегемона», формировала недовольство простых тружеников в структурированное движение протеста. Этот протест нарастал, сливался с протестом интеллигенции, и очень скоро КПСС обнаружила утрату своей монополии на истину. Гласность вызвала политизацию и идеологическую поляризацию всех слоев общества, усиливающихся ухудшением экономического положения страны.
Под влиянием свободы слова в республиках СССР появились опасные для целостности страны радикальные националистические движения и центробежные силы. В Таллинне, Риге и Вильнюсе 23 августа 1987 г. прошли демонстрации протеста против пакта Риббентропа-Молотова. Национальная напряженность возникла затем на Украине, в Грузии, Армении, Молдавии, Азербайджане, республиках Средней Азии. Первоначально она имела форму требования признания государственным языком национального языка данной республики. Повторялся библейский сюжет о строительстве Вавилонской башни. «И сказал Господь: …смешаем там язык их, чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город» (Быт. 11: 7, 8). Произвольные границы, установленные когда-то центральной властью, дали повод национал-радикалам породить конфликты между русскими «оккупантами» и «коренными» народами, между грузинами и абхазами, грузинами и осетинами, армянами и азербайджанцами, узбеками и таджиками, сожительствующими до поры до времени мирно. Произошли погромы в Сумгаите, Фергане, Новом Узене. Центральная и местная власти вели себя при этом вяло. Никто из погромщиков наказан не был. Разразилась пятилетняя армяно-азербайджанская война в Нагорном Карабахе, армянском анклаве в границах Азербайджана. И опять зачинщики войны не пострадали.