Евреи, Христианство, Россия

Репрессии подрывали за рубежом и без того малосимпатичный имидж СССР. Классический набор репрессий Андропов пополнил новыми и громкими «задумками»:
- помещение в психиатрические клиники здоровых людей (Григоренко, 1969 г., Плющ, 1972 г., Щаранский, 1978 г.);
- лишение гражданства (Ростропович, Любимов);
- высылка за рубеж (Бродский, 1972 г., Солженицын, 1974 г.).
В 1980 г. без суда был сослан в Горький академик Сахаров А. Д.
Международный резонанс имела борьба советских евреев за право эмиграции из СССР, что осложняло и без того острые американо-советские отношения. Евреи стали разменной монетой в большой политике. Сусловская пропаганда в расчете на здоровый антисемитизм советского народа упорно связывала борьбу диссидентов за гражданские права с происками сионистов. В диссидентском движении действительно было много евреев, подобно тому, как в начале века их было много в социалистическом движении. Тогда «черная сотня», а ныне КПСС обвиняли евреев в подрыве основ государства. Маленький народ выступал катализатором брожения духа, опасного на этот раз для кремлевских старцев. История как бы завершала свой очередной виток. Различие заключалось в том, что в начале века евреи боролись за свои права внутри России и террористическими методами, а теперь они хотели мирно выехать из страны.
Заканчивая обзор внутреннего положения страны, следует отметить стабильность всех сфер жизни. Она обеспечивалась, с одной стороны, устойчивыми, хоть и не высокими, показателями роста экономики, с другой стороны, умелой сусловской пропагандой. К концу 70-х годов добыча нефти достигла 630 — 650 млн. т. Около трети годовой добычи продавалось за рубеж, превращаясь в «нефтедоллары». «Нефтедоллары» позволяли импортировать продукты питания и ширпотреба, имитируя некоторое равновесие в торговле. Коммунистическая пресса, ругательски ругая «загнивающий» Запад, информировала читателей лишь о достижениях советской экономики, культуры и науки и тем самым специально создавала чувство психологической устойчивости и уверенности в завтрашнем дне.
В международных делах Брежнев перешел от хрущевской политики разрядки, как генеральной линии КПСС, к политике «укрепления социалистического лагеря» и активного соревнования двух систем. Это было ответом, во-первых, на «экспорт контрреволюции» США во Вьетнаме и, во-вторых, на разногласия с Китаем, переросшие в 1969 г. в военное противостояние.
В ночь с 20 на 21 августа 1968 г. «по просьбе чешских товарищей» советские войска и войска стран — участниц Варшавского Договора: ГДР, Польши, Венгрии, Румынии — вступили в Чехословакию, отстранили от руководства КПЧ А. Дубчека и поставили у руля компартии Г. Гусака. Брежнев решился на такой шаг из-за боязни обвинений со стороны соратников в том, что он «упустил Чехословакию», ставшую в оппозицию Варшавскому Договору. Соратники Брежнева и он сам опасались распада социалистического лагеря. Подавив силой недовольство чехов и «нормализовав» положение, Брежнев занялся политической, военной и экономической интеграцией стран Восточной Европы. Для этого были созданы Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ) и около 30 межгосударственных учреждений, координирующих вооружение, транспорт и экономику этих стран, а главное, подчиняющих их СССР. В такой форме реализовалась «доктрина Брежнева» — доктрина «ограниченного суверенитета братских государств». Доктрина хорошо работала до 1980 г., когда в Польше из-за повышения цен поднялась волна забастовок и был создан независимый профсоюз «Солидарность», уравновешивающий польскую компартию. Глава Польши ген. Ярузельский 13 декабря 1981 г. ввел в стране военное положение, ставшее началом деградации Варшавского Договора.
В германском вопросе Брежневу удалось добиться ряда важных соглашений, стабилизирующих обстановку в центре Европы. Договор с ФРГ (1970 г.) предусматривал отказ от применения силы и признавал границу по Одеру-Нейсе. ФРГ признавала также послевоенные границы Польши. Между великими державами было подписано соглашение о гарантиях свободного доступа в Западный Берлин, расположенный на территории ГДР. Ранее из-за этого имели место серьезные конфликты. В декабре 1972 г. ФРГ и ГДР взаимно признали друг друга.
Отношения с главным контрпартнером — США — складывались очень напряженно. Вовсю бушевала холодная война, и каждый стремился разглядеть соринку в глазу соседа, а заодно получше вооружиться. «Разрядка» случилась лишь после окончания вьетнамской войны и визита Никсона в Китай в 1971 г., вызвавшего в СССР законные опасения о возможности сближения США и Китая. Никсон был приглашен в мае 1972 г. в Москву, затем Брежнев в июле 1973 г. посетил Вашингтон. В результате были подписаны 23 соглашения о сотрудничестве двух стран в различных областях деятельности. Объем американо-советской торговли в 1971-76 гг. вырос в 8 раз. И это несмотря на поправку сенатора Джексона и ограничительные списки КОКОМ. Поправка Джексона не предоставляла СССР режим наибольшего благоприятствования в торговле до снятия ограничений на эмиграцию евреев.
Паритет в стратегических вооружениях позволил СССР и США подписать два важных договора: ОСВ-1 (1972 г.) и ОСВ-2 (1979 г.). Договоры предусматривали программу ограничения и сокращения, в первую очередь, ракет, бомбардировщиков, военных бюджетов. ОСВ-2 не был ратифицирован Конгрессом США из-за начавшейся Афганской войны.
Генсек Брежнев активно поддерживал во всем мире и вооружал режимы, возглавляемые террористическими и реакционными лидерами, называя их «друзьями СССР», «борцами с империализмом», «марксистами» и т. д. Лидеры «прогрессивных» режимов, в свою очередь, не успев слезть с дерева, объявляли о строительстве в своем племени развитого социализма. При выборе «друзей» Генсек руководствовался прежде всего их антиамериканскими настроениями. Некоторые же из них были просто кровавыми тиранами, отъявленными негодяями или, в лучшем случае, мракобесами. Брежнев помогал интервенции Кастро в Анголе, Народному фронту Мозамбика, вмешался в конфликт в районе Африканского рога сначала на стороне Сомали, затем на стороне Эфиопии, поддержав ген. Менгисту. В исламском мире Брежнев дружил с С. Хуссейном, аятоллой Хомейни, Я. Арафатом, Х. Асадом, А. Садатом, М. Каддафи. Террор, направленный против Израиля исламскими организациями фундаменталистского толка — Аль-Джихад, Аль-Ислами, Хезболла, Хамас, в советской прессе не освещался. Это давало искаженное представление о ближневосточной проблеме в целом. Теперь, когда моджахеды Д. Дудаева оставили кровавый след в Буденновске, Кизляре, Первомайском и почти одновременно «воины Аллаха» взорвали несколько автобусов с людьми в Иерусалиме, отношение русских к исламскому террору переменилось. Судьба сделала в этом вопросе русских и евреев товарищами по несчастью.