Евреи, Христианство, Россия

Сторонниками централизации экономики выступили Брежнев и Суслов. Косыгин был вынужден сдаться на милость идеологам. Централизация экономики в 70-х годах достигла максимума и абсурда, когда два завода, расположенные на одной улице где-нибудь в Тюмени, вынуждены были контактировать через Москву. Для приобретения на ближайшем заводе оборудования или комплектующих деталей писались заявки в Госснаб. Этот комитет с 1962 по 1976 г. возглавлял еврей Герой Соц. Тр. Дымшиц В. Э. Разрешительные бумаги приходили через много месяцев, когда и нужда в данном оборудовании исчезала. Низкая зарплата и фонд материального поощрения ИТР величиной 3 % не могли создать заинтересованность в труде. Жуткая волокита и отсутствие стимулов породили среди технической интеллигенции безверие и пассивность. Всякая инициатива снизу была бессмысленной. Руководители предприятий выполняли валовые показатели, не заботясь о техническом прогрессе и отторгая новинки техники. Автор монографии свидетельствует, что проработав в Тюмени 24 года и располагая там авторитетом в области строительных конструкций, сумел внедрить в производство за это время лишь ничтожную часть своих предложений.
В централизованной экономике доходы предприятий изымались в казну, а затем распределялись на общенародные цели по списку важнейших задач. Это являлось сильной стороной брежневской системы, реализовавшей ряд фантастически крупных проектов. Здесь следует отметить:
- создание Единой Энергетической Системы страны, включающей гигантские ГЭС — Братскую, Красноярскую, Саяно-Шушенскую, Усть-Илимскую;
- освоение Тюменского нефтегазового и Канско-Ачинского топливно-энергетического комплексов;
- строительство Байкало-Амурской магистрали;
- строительство разветвленной системы нефте- и газопроводов, атомных ледоколов и станций, космических станций.
В стране функционировали 806 вузов и сотни научно-исследовательских институтов.
Положение в сельском хозяйстве оставалось неудовлетворительным, и страна импортировала зерно из Канады, США, Аргентины. Правительство провело ряд реформ колхозного производства, включающий осторожные меры по поддержке частного сектора в 1977, 1981 гг., создание агропромышленных комплексов в 1977 — 78 гг., бригадный подряд и др. Все эти меры не смогли переломить негативные тенденции и привели лишь к образованию новых административных структур. Со своей стороны, колхозники были приучены не доверять государству, которое десятилетиями грабило и обманывало их. В колхозах процветали разгильдяйство и пьянство.
С середины 70-х годов экономика страны вступила в кризисную фазу. Это было обусловлено неблагоприятной демографической ситуацией — уменьшением доли трудоспособного населения, истощением сырьевой базы, физическим износом и моральным старением оборудования, непомерными военными расходами, кризисом организации труда. ВПК пожирал до 70 % ресурсов страны, выпуская отличную боевую технику в количествах, запрашиваемых генералами. Приоритет, отданный военным расходам, позволял СССР вести международную политику сверхдержавы. Армия в правление Брежнева играла видную роль в общественной жизни, в патриотическом воспитании молодежи и возглавлялась до 1967 г. маршалом Малиновским Р. Я., затем маршалом Гречко А. А. (1967 — 1976 гг.) и, наконец, тыловым генералом Устиновым Д. Ф. (1976 — 1984 гг.). Через месяц после назначения Устинова министром обороны СССР Брежнев 7 мая 1976 г. получил воинское звание маршала Советского Союза.
В противовес военной технике, продукция гражданской промышленности катастрофически отставала от мирового уровня, выпускалась по устаревшей технологии и в количестве, недостаточном для удовлетворения спроса. Советские люди были вынуждены охотиться за телевизорами, холодильниками, бытовой электроникой, автомобилями, записываясь в длинные очереди и отмечаясь в них месяцами и годами. Дефицит товаров, низкое их качество и стояние в очередях являлись характерной чертой советского образа жизни. Это порождало много негативных и чисто коммунистических явлений, в том числе: спецраспределители для партийной, хозяйственной и торговой элиты, магазины «Березка», торгующие за валюту, блат, коррупцию и воровство. Партия в однопартийном государстве с привилегиями, спецраспределителями, дачами, комфортом и неограниченной властью становилась особенно привлекательной для карьеристов, жуликов и проходимцев.
Разложение партии началось не с Брежнева, а с «вождя мирового пролетариата». При Брежневе воровство среди видных функционеров стало почти нормой. Отоваривание в закрытых распределителях было, разумеется, тоже воровством народных денег, но тихим. Скоро пошли и громкие дела, началась эпоха беспредела и безнаказанности. Особенно отличались Азербайджан, Грузия и Узбекистан. Коммунистические боссы этих республик — Ахундов, Мжаванадзе, Рашидов оказались замешанными в торговле должностями, квартирами, автомобилями, в махинациях с нефтью, хлопком. Существовала такса на любую партийную и государственную должность. Нити преступлений тянулись в Москву — в Политбюро, МВД, МГК. Дочь Генсека Галина Брежнева, окруженная темными личностями, попалась на краже бриллиантов. Шеф МВД Щелоков, его заместитель и зять Брежнева Чурбанов погрязли во взяточничестве. В оперативных сводках КГБ, почтительно представляемых Генсеку, значились члены его семьи и суммы взяток и подношений, полученных ими от дельцов теневой экономики: «Брежнева-Чурбанова Галина Леонидовна — 3,1 млн. рублей и 600 тысяч долларов; Брежнев Юрий Леонидович — 3,4 млн. рублей и 450 тысяч долларов; Брежнев Яков Ильич — 1,4 млн. рублей и 500 тысяч долларов; Цвигун Семен Кузьмич — 4,2 млн. рублей и 1,5 млн. долларов». По прочтении сводок Генсек задумчиво молчал, решая философский вопрос: «А чего им, собственно, не хватает?», а затем переходил к афганским делам.