Евреи, Христианство, Россия

С этого времени против Хрущева зреет еще один заговор. Во главе заговора становятся люди, отобранные, приближенные и возвеличенные Первым Секретарем — Брежнев Л. И., Суслов М. А., Шелепин А. Н., Малиновский Р. Я., Подгорный Н. В., Семичастный В. Е., Кулаков Ф., Игнатов Н. Г. 17 апреля 1964 г. Хрущеву исполнилось 70 лет. В связи с этим юбиляр, трижды Герой Соц. Труда, был награжден еще званием Героя Советского Союза «за исключительные заслуги в борьбе с гитлеровскими захватчиками». В Георгиевском зале Кремля заговорщики произносили трогательные речи и пели хором любимую песню Никиты Сергеевича «Рушничок». Смахнув слезу, облобызал Хрущева Брежнев. Разъехавшись, партийные мужи принялись за работу. Окончательно все созрело к осени 1964 г. Дождавшись отъезда своего лидера в отпуск, заговорщики созвали Президиум ЦК якобы для обсуждения аграрных вопросов. В Москву из Пицунды Хрущев был приглашен по телефону Вторым Секретарем ЦК Брежневым. До этого Брежнев, по словам Председателя КГБ В. Семичастного, искал вариант физического устранения Хрущева — отравление или авиакатастрофу. Семичастный отказался сделать это (285).
12 — 13 октября 1964 г. Президиум ЦК КПСС в количестве 22 человек потребовал отставки Хрущева. Затем он избрал Первым Секретарем ЦК КПСС Брежнева Л. И., а Председателем Совета Министров Косыгина Н. А. Эти три решения были утверждены без прений на Пленуме ЦК 14 октября, где с антихрущевским докладом выступил Суслов. Так закончилась политическая карьера пастушка из села Калиновка Курской области. Один из самых энергичных и темпераментных государственных деятелей России оказался «пенсионером союзного значения» с пенсией 400 рублей, бдительно охраняемым на своей даче в поселке Петрово-Дальнее под Москвой. Его уделом стали огород, фотография и воспоминания о бурной, насыщенной делами жизни. Умер Хрущев Н. С. от сердечного приступа 11 сентября 1971 г. на 78-м году жизни. Несмотря на все его ошибки и недостатки, добрая память о Хрущеве сохранилась в народе. Он выпустил из тюрем и реабилитировал более 20 млн. человек, отвел страну от ужасов сталинизма и оставил ее в лучшем состоянии, чем застал.
13. БРЕЖНЕВ Л. И.
«Через тернии к звездам» — через заговор к развитому социализму вел страну новый вождь. Первоначально он и сам не понимал, за что был избран. Ни по уму, ни по волевым качествам, ни по марксистской закваске он не был первым среди заговорщиков. Составителям речей он говорил: «Пишите проще, не делайте из меня теоретика, все равно никто не поверит, что это мое. Будут смеяться». Вычеркивал цитаты классиков: «Ну кто поверит, что Брежнев читал Маркса?» Зато любил иллюстрированные журналы, фильмы о животных и путешествиях. Серьезные фильмы не досматривал, засыпая, за исключением «Белорусского вокзала». Среди соратников пользовался репутацией человека малообразованного, хотя и имеющего диплом вуза.
Войну Брежнев окончил полковником в должности замполита 61-й армии. В коридорах власти знал свое место, был трусоват, отчего иногда впадал в полуобморочное состояние. Это случилось, например, 18 июня 1957 г. на заседании Президиума ЦК, когда на него рявкнул Каганович. В решительный момент антихрущевской интриги старался спрятаться за спины Шелепина и Суслова. Эти двое, да еще Подгорный, были «сильными людьми» в стане заговорщиков, особенно Шелепин А. Н., «железный Шурик», в недавнем прошлом Председатель КГБ (1958 — 1961 гг.), а ныне — Секретарь ЦК, полностью сохранивший свое влияние в тайной полиции. Сейчас там правил его друг Семичастный В. Е. Шелепин имел при себе «теневой кабинет», из лично преданных ему деятельных людей, готовых принять власть в любую минуту. Эти люди не скрывали, что рассматривают Брежнева как временную фигуру.
Суслов М. А., Секретарь ЦК с 1947 г., по складу своего характера более любил оставаться в тени, чем быть первым лицом. Он предпочитал амплуа «серого кардинала» при царствующей особе, амплуа тайного вершителя судеб людей.
Наглый и невежественный Подгорный Н. В., Секретарь ЦК с 1963 г., вызывал неприязнь и опасения у осторожного Брежнева.
Заговорщикам Леонид Ильич приглянулся своей неагрессивностью, простотой и демократичностью. Брежнев обладал здравым смыслом, политической сообразительностью, аппаратной ловкостью. Г. Арбатов называл его гроссмейстером аппаратной борьбы. В известном смысле, стране повезло, поскольку к власти пришел далеко не самый худший из коммунистов, и, как скоро все убедились, человек не злой, не жестокий. Брежнев был осторожен, не впадал в крайности, избегал личных конфликтов, не забывал старых друзей. В сентиментальные моменты декламировал Есенина или Мережковского, актерствовал. Знал наизусть поэму «Сакья Муни». Умел быть компанейским, общительным и галантным. Имел два увлечения: охоту и автомобили. В его распоряжении были лучшие заповедники страны, охотничьи угодья, виллы, сауны и все тайные радости номенклатурной жизни. Эта мода пошла гулять и в низах партийной элиты. Метко стрелял. Когда Г. Киссинджер, будучи в гостях и на охоте, отказывался за неумением стрелять, Брежнев бросил: «Стрелять буду я!» Хорошо водил автомобиль, имел права шофера-профессионала. Обожал разные подношения, но более всего автомобили, из которых составил себе коллекцию дорогих машин. Нравственных требований ни к себе, ни к соратникам не предъявлял, видимо, не подозревая о них. Искусством, культурой, спортом не интересовался, сохраняя мещанский склад ума, свойственный коммунистическим вождям вообще.
Придя к власти, Брежнев отблагодарил заговорщиков чинами и должностями. Украинский босс Шелест и Шелепин вошли в состав Президиума ЦК КПСС, причем Шелепин сохранил за собой еще и пост Секретаря ЦК. Подгорный стал ведать очень важными кадровыми вопросами. «Серый кардинал» оставил при себе идеологию. Одновременно Брежнев избавлялся от людей Хрущева и своих конкурентов в стане заговорщиков. Делал он это тихо, без помпы, без «разборок» и чисток аппарата. Отстранение от власти шло мирным, официальным путем на Пленумах ЦК, а затем оформлялось в виде решений съездов или сессий ВС СССР. Здесь Брежнев показал себя настоящим гроссмейстером аппаратных игр. Очень скоро, к концу 1965 г. Подгорный и Шелепин были отстранены от партийных дел, став: первый — Председателем Президиума ВС СССР, а второй — Председателем Центрального Совета профсоюзов. Также были очищены и низовые ступени аппарата.