Евреи, Христианство, Россия

В июле 1944 г. был открыт долгожданный 2-й фронт, приковавший к себе 75 немецких дивизий. Фашистский режим был обречен и метался в огненном кольце, уничтожая собственные города и население. Поскольку главные кандидаты на истребление — евреи, русские и поляки теперь уже были вне его власти, а поражение стало неизбежным, Гитлер отдал приказ о разрушении Германии: зданий, заводов, фабрик, музеев. Еще 27 января 1942 г. он говорил: «Если немецкий народ не готов сражаться для своего выживания, что ж, тогда он должен исчезнуть». Принеся в жертву безумной идее собственный народ, некрофил и разрушитель Гитлер, запертый в бункере, стремительно шел к своему концу. Его смерть, как финал-апофеоз вагнеровских опер, должна была сопровождаться гибелью всех, кто его окружал, включая собаку, Еву Браун и многочисленных соратников. Фоном являлось всеобщее и абсолютное разрушение. Верный Геббельс после самоубийства Гитлера покончил с собой. Его жена Магда убила шестерых малолетних детей, а затем себя. В подвалах рейхсканцелярии царило пьянство и смерть. А наверху, «в логове фашистского зверя», «низшая» раса утюжила и добивала то, что осталось от надменной и жестокой армии завоевателей-арийцев. Расовый эксперимент Гитлера закончился крахом. Как и социальный эксперимент Ленина, он принес гибель десяткам миллионов людей и проклятия творцам бредовых и кровавых теорий нацизма и коммунизма.
Сколько жизней советских граждан унесла расовая война? По расчетным данным, в середине 1941 г. численность населения СССР, включая население присоединенных в 1939 — 40 гг. западных территорий, составляла 196,7 млн. человек, а в начале 1946 г. — 170,5 млн. человек, т. е. на 26,2 млн. человек меньше. Потери списочного состава Советской Армии вместе с внутренними и пограничными войсками составили 8668000 человек. Остальные потери — около 17,5 млн. человек — это потери гражданского населения оккупированных и прифронтовых территорий. Из 17,5 млн. мирных жителей около 8 млн. погибло от голода, бомбежек, артобстрелов, тяжелых условий жизни и непосильного труда. 2165000 человек погибло на принудительных работах в Германии, и 7420000 человек было преднамеренно уничтожено в результате гитлеровской политики геноцида. Наряду с прямыми потерями, демографы выделяют еще косвенные потери населения, связанные с низкой рождаемостью и повышенной смертностью военного времени. Косвенные потери, по данным демографов, составляют 22 — 23 млн. человек.
О гибели еврейского населения говорилось выше. Отметим здесь еще раз, что согласно переписи 1939 г. в СССР было 3028500 евреев. К началу войны с учетом аннексированных западных территорий их стало около 5 млн. человек. По переписи 17.01. 1959 г. в СССР проживало лишь 2267800 евреев. Евреи, как и славяне, и, в первую очередь, русские, были жертвами расовой войны, развязанной нацистами. Впервые в истории евреев их кровь проливалась в России и за Россию.
Завершая эту главу, остановимся на диктатуре как на форме общественного устройства, наиболее приспособленной для ведения войны. Демократическая Европа ничего не смогла противопоставить Гитлеру и оказалась под немецкой пятой в считанные недели. Если бы не другая диктатура — сталинская, то развитие Европы сейчас шло бы в колониальном русле, как, впрочем, и развитие России в случае ее поражения. «Счастливый» для демократии шанс заключался в одновременном существовании двух тоталитарных систем и в войне между ними, в результате которой одна из систем была уничтожена, а другая обескровлена. Для нас, граждан СССР-России, в то время важно было только одно — победить, т. е. выжить. А потому в то время никто не задумывался о формуле: диктатура-демократия.
По прошествии 50 лет и страшных разоблачений культа личности Сталина кажется справедливым отдать должное тем его качествам, которые обеспечили победу СССР в Великой Отечественной войне. Ведь на посту диктатора СССР в те годы мог оказаться человек другого калибра и другой прочности. Он мог бы пролить столько же невинной крови, что и Сталин, но при этом проиграть войну. Понятно, что это означало бы для судеб всех нас.
К началу войны Сталину было полных 62 года. Он никогда не служил в армии ни солдатом, ни офицером. Его вклад в победу в Гражданской войне был отрицательным, в лучшем случае сомнительным, а военный опыт подзабытым за давностью лет. Вступать в войну в 62 года в ранге Верховного Главнокомандующего и по ходу дела развивать в себе военно-стратегические способности было запоздалым и рискованным шагом. Весь жизненный опыт Сталина исчерпывался внутрипартийной борьбой и строительством социализма в отдельно взятой стране. Однако к началу войны у Сталина был дисциплинированный партийный, хозяйственный и военный аппарат, беспрекословно выполняющий его команды, и опыт руководства страной. Его авторитет руководителя был абсолютным и непререкаемым как в глазах аппарата, так и во мнении народа.
Начало военной карьеры 62-летнего Верховного Главнокомандующего было неудачным. Он прозевал нападение Германии и до 3 июля пребывал в шоке. Приближенные военные — Главнокомандующие основными направлениями, которым он доверял, маршалы Ворошилов, Буденный и нарком обороны Тимошенко оказались не на высоте положения, а в ряде случаев просто беспомощными. Особенно это проявилось в вихре первых недель и месяцев войны. Потери армии убитыми и пленными были чудовищными и сопровождались потерями городов, территорий и населения, что вело к необратимым результатам и, самое главное, к потере духа сопротивления. Как и в Отечественной войне 1812 г., когда многое зависело от воли к борьбе государя-самодержца, так и в войне 1941 — 45 гг. судьба страны зависела от ума и характера И. В. Сталина. И надо отдать должное этому человеку, сумевшему в исключительно трудных исторических условиях перебороть ситуацию и привести страну к победе.